Понедельник, 2017-08-21, 6:49 PM | RSS
  
Страница 2 из 5«12345»
Филиал ОФК US5 в Санкт-Петербурге » Fan-Art » Our creativity » We made u (Karo feat. Gallegos)
We made u
GallegosДата: Воскресенье, 2010-10-17, 8:21 PM | Сообщение # 16
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- Не волнуйся, она нам не будет завидовать, - Рич обольстительно улыбнулся, и не дожидаясь действий подруги, сам приступил к поцелуям, пока еще несколько нежно, водя горячими ладонями по её хрупкой спинке. И теперь, блондин в очередной раз убедился, что Меган именно та девушка, которая ему нужна, которая поможет идти по жизни с улыбкой, не оборачиваясь назад, не возвращаясь к ушедшем проблемам, что благодаря ей уже никогда не дадут о себе знать. Да, и никакие наставления матери не смогут повлиять на решение Ричи, ведь буквально за сотую долю секунды в его голове вспыхнула мысль – сделать Мег предложение. Парень уже не раз задумывался об этом, взвешивая все за и против, переосмысливая каждые их ссоры, стычки и разногласия, вспоминая момент их знакомства, плавно переходящий в день начала официальных отношений, и заканчивая тем, что сейчас они сидели на кухне целуясь друг с другом, даря прекрасные минутки счастья и нежности. – Малыш, - обратился к ней Ричи, как-то скованно улыбнувшись и опустив голубые, полные сомнения, глазки вниз, - я… блин… - он нервно коснулся ладошкой лба, смахнув невидимые капельки пота, которые, как ему показалось, выступили от волнения, - я хотел… чёрт, даже не знаю, с чего начать…
- Тогда, позволь, начну я… - перебила его брюнетка, даже не подозревая, на какой серьезный и ответственный шаг, готовится решиться блондин в эту секунду, - мы же с тобой уже три с половиной года вместе …. Многое пережили, через многое прошли, я знаю тебя всего, возможно, даже лучше, чем твоя мама… и… я очень счастлива, Ричи, благодарна судьбе, которая подарила возможность нам встретиться. И кто знает, что было бы со мной, если бы не твоя помощь, поддержка, любовь и простое человеческое отношение… милый мой, пожалуйста, я очень хочу, чтобы ты знал,… если у тебя вновь возникнут проблемы, неважно какие, прошлое нагрянет не постучавшись, ты поссоришься с мамой или Бобби, захочешь поделиться переживаниями, то в такие минуты… в любое время… можешь рассчитывать на меня…. Я пойму, и никогда не осужу, я ведь люблю тебя, Ричи, очень люблю… и хочу, чтобы ты всегда оставался счастливым. Обещаешь? – улыбнулась Меган, продолжая ловить на себе восхищенный взгляд парня. Обдумывает ли он сказанное, или просто любуется её красотой, как-то нетерпеливо стреляя глазами по женским, влажным после поцелуя, губам. – Ричи?
- Да, – осёкся он, проморгашись. – Всё хорошо будет. Честное слово.
- Я верю тебе, - Меган скромно улыбнулась, как бы невзначай закусив пухлую губку, снова заставив Ричи проследить за этим действием, невольно проведя язычком по своим. То и дело переводя взгляд с глаз девушки на ее уста, блондин словно взвешивал варианты дальнейшего развития событий, не поддаваясь искушению, которое медленно, но верно взяло верх над разумом. Поглаживая брюнетку по нежной коже щечки, парень притянул ее личико к себе, растягивая момент нахлынувшей нежности, отгоняя прочь мысли, которые захватили его светлую головку, прильнув к губам любимой женщины. Это был не обычный поцелуй, с которого начиналось утро или заканчивался день, даже не тот, которых в изобилии было во время занятий любовью, это было нечто новое, еще такое едва осязаемое, тонкое, но чувственное. Говорят, именно так порхают в животе бабочки или вырастают за спиной крылья, заставляя позабыть обо всем на свете, что и произошло с парой, которая самозабвенно целовалась, отодвинув в сторону завтрак и ненужные разговоры. И даже мысли Стринджини отошли на задний план, ведь они стали так неважны и невесомы, ведь сердце и чувства все сами расставили по местам.

- Так, мне кажется, или я на самом деле не закрыла калитку, когда уходила? – переступив порог дома, зайдя в коридор, и оглядевшись по сторонам, Кэтрин опустила пакеты на пол, прислонив их к стене. – Кейси, ты пока раздевайся, и проходи на кухню, а я тут с сумками разберусь…
- Может, я помогу? – предложила рыженькая, без спроса схватив два пакета с продуктами. – Вы так добры, что я не смогу разрешить вам самой управляться с делами. Так что, - улыбнулась девушка, - нам придётся их поделить.
- Знаешь, Кейси, - немного надменно произнесла женщина, опустив суровый взгляд карих глаз на соседку, - ещё пара таких предложений,… и я сосватаю тебя своему сыну, - теперь, она засмеялась, взмахнув рукой, - ладно, детка, идём.
- Ой, Кэтрин, за что вы так суровы со мной!? – Кейси рассмеялась в ответ, следуя за женщиной на кухню, совсем бестолково улыбаясь, словно в первый раз осматриваясь по сторонам. Сейчас в голове девушки теснился рой мыслей, одна опережала другую – встал ли уже Ричи и дома ли Меган, удастся ли сегодня выяснить что-нибудь новенькое или хотя бы стать еще на шаг ближе к этой семье, куда заведет ее эта дорожка расследований…?
А пока… дорожка вела ее к кухне, и в доме было так тихо, что рыженькая уже подумала, что он пустовал, а потому еще не решила, расстраиваться ей или нет. Во всяком случае, день сегодня уже начался куда лучше, чем вчерашний, ведь на прогулке с Джоем Кейси встретила Кэтрин, в гости к которой даже не пришлось напрашиваться. Женщина сама пригласила ее на утренний чай с тортом, щебеча о том, что будет полезно, если они снова увидятся с Ричи, ведь он был таким счастливым с утра. Любопытно, что же так осчастливило споткнувшуюся звезду? Сегодня предстояло не просто подняться на еще одну ступеньку, но и отработать, так сказать, вчерашний прогул, а потому Кейси была полна и сил, и энергии, и свежих идей.
- А, смотрите-ка, кого я вам привелааа! – задорно произнесла миссис Стринджини, всё ещё глядя на рыженькую, и обмениваясь с ней учтивыми фразочками, - называется, за тортом пошла, а накупила… Таааак! А это что такое? – обернулась она, увидев за столом целующихся Ричи и Меган. Кейси, словно, переклинило от вида миловавшейся парочки, ей захотелось то ли отвернуться, то ли извиниться за вмешательство, то ли, напротив, испортить им этот сладкий момент. – Крис?! – крикнула женщина, но парень не отреагировал, - Кристофер!

 
GallegosДата: Среда, 2010-10-20, 7:22 PM | Сообщение # 17
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- Извините, Кэтрин, я не вовремя, как всегда…. Будет лучше, если я уйду…. Извините.
- Ой, Кейси, перестааань! Вот ещё, из-за этих голубков уходить. Погоди секунду, сейчас я всё разрешу! – улыбнувшись, ответила женщина, но эта улыбка оказалось поддельной, всего лишь видимость, маска, чтобы не расстраивать и без того смутившуюся гостью. Опустив пакеты у раковины, и засучив рукава теплой кофты, Стринджини подошла к ребятам, громко треснув ладонью по столу, отчего те буквально подпрыгнули, - Крис, прекрати! Вам, что, уже в комнате места мало, вы сюда перебрались?! А, если бы я пришла не с Кейси, а с миссис Ньюман из Церкви? Представь, что было бы с ней, увидь она весь это разврат? – блондин совершенно безучастно, если не с омерзением, выглянул из-за спины Меган, оглядев помешавшую идиллии соседку, и снова перевёл взгляд на мать. – Ладно, девица твоя обнаглевшая, с поведением, что ни в какие ворота не лезет, но ты-то зачем уподобляешься этому? Кристофер, ты забываешься, дорогой мой! Оооой, как забываешься! Самому-то игрушкой быть в её руках не надоело? Эта иждивенка тобой вертит, как хочет! Вспомни, когда ты в последний раз помогал мне по дому? Когда убирался в комнате, или лужайку подстригал? Да тебя никогда не допросишься! То ты спишь, то ты с Бобби по штатам мотаешься, то тебя просто нет дома, ты клууубе! Эта девица совсем тебя испоганила, и на шею присела, ножки вниз свесив! И вообще, мог бы поздороваться с Кейси! Проявить хоть капельку уважения к этой миленькой девочке!
- Отлично, мама, да! – крикнул в ответ Стринджини, даже не сдвинувшись с места, - я безумно рад, что при своих подружках, которые приходят к нам в дом ни свет ни заря, ты устраиваешь скандалы! Насколько мне помнится, всё было хорошо с утра, не так ли? И ты даже мечтала помириться с Меган, так, в чем снова проблема, я не пойму? Увидела Кейси, и всё, переклинило, что ли? Тогда, может, сделаешь мне одолжение и не будешь водить её сюда? А-то, подобно Мег, она на тебя тоже плохо влияет!
- Да хотела, и собиралась это сделать! Но передумала, как только увидела ваши грязные лобызания! Девушка моего сына не должна вести себя подобным образом! Это вычурно и неприемлемо! Чем вы еще занимались, пока меня не было, а? Может, я и не знаю половины из того, что происходит в ваших отношениях?
- Да ничем мы не занимались, мама! Обычные поцелуи! Ты ведь тоже с отцом целуешься, и что? Я же не лезу, не устраиваю скандалы по каждому поводу и без! Просто признай, что ты терпеть Меган не можешь, и поэтому, хватаешься за любую зацепку! Могла бы сразу сказать, что не хочешь, и не устраивать весь этот цирк с радостными желаниями восстановления мира в нашей вонючей семейке! Да ты всегда относилась к Мег, как какой-то вещичке! Но она тоже человек, и тоже имеет право поддаваться эмоциям, а ты… вместо того, чтобы кричать, могла бы постараться понять меня! Я всё делаю, чтобы доставить тебе удовольствие, так почему же ты не можешь сделать хоть капельку для счастья любимого сына, а?
- Неужели я не делаю этого, Кристофер? Как ты вообще можешь заявлять такое своей собственной матери? Я вырастила тебя, воспитала, подарила тепло и заботу, вместо заточения в холодном и грязном приюте, человеком сделала! Жаль,… что только с одним не справилась,… и ты стал жалким подобием мужчины!
- Да, я не мужчина, довольна? Я слабый надменный сосунок, привыкший жить на попечении родителей и наслаждаться каждым днём своей охрененной королевской жизни!!! И раз уж на то пошло, то спасибо БОЛЬШОЕ, что не оставила гнить меня в этом чёртовом месте среди других отбросов общества, и выделила среди толпы за невинные голубые глазки! Ты мне неродная мама, неродная! Перестань твердить о том, чего нет! Открой же глаза, я не твой сын!
- Так, а ну, хватит! Мне надоело это терпеть! – не выдержала женщина, и, схватив блондина за шкирку, вытащила из-за стола.
- Отцепись! – дернулся Ричард, развернувшись к матери, за что тут же получил по лицу, отклонившись в сторону. – Что, правда глаза колет?
- Ещё раз, - начала Кэтрин, пригрозив ему пальцем, - ещё хоть один раз ты повысишь на меня голос, Кристофер, или заявишь о том, что я тебе не мать,… обещаю, что ты, в компании своей любимой и обожаемой соблазнительницы, вылетишь из этого дома. А, во-вторых, будь добр не беспокоиться за тех, кто приходит ко мне. Это мои гости, и ты должен им угождать!
- Да не собираюсь я угождать всяким фифочкам! Каждый день к нам ходит, быть может, ты тогда и её удочеришь? Как и меня! К слову, у тебя это неплохо выходит! – не понижая голоса, грубо высказал Ричи, - идём, Мэг!
- Так, я ещё не отпускала тебя!
- Да плевать мне! – развернулся блондин, дёрнув подружку за собой, - и знаешь, мы с Мегги решили пожениться! Поэтому, радуйся… вы скоро породнитесь…
Слова, прозвучавшие громом среди ясного неба, были последними, что слетели с губ младшенького сыночка. Схватив Меган за руку, которая в этот раз даже не пискнула, Ричи намеренно громко хлопнул дверью, что несколько привело в чувство миссис Стринджини, но никак не Кейси. Внимательно рассматривая свою соседку, Кэтрин несколько нервно заламывала пальцы, пытаясь предугадать реакцию девушки, что опустив взгляд в пол, стояла, сжавшись в комок. Казалось, прошло не так много времени, с того дня, как Кейси познакомилась с этой семьей, с того дня, как начала отмечать незначительные серые даты на календаре, и она шаг за шагом двигалась к этой цели, которая сейчас, за считанные секунды, разрушилась. Дурацкая видимость, что парень создал вокруг себя, заставила Коллинз понять, кто такой Ричард Стринджини, как с ним общаться, и от чего воздерживаться. Однако, этот холодный, вспыльчивый, человек настроения, эгоистичный и пафосный блондин оказался куда хуже. И на каждый, казалось бы, уверенный шаг вперед, Кейси делала несколько шагов назад, успевавая схватиться за ниточку, ведующую по правильному пути, как та тут же рвалась и терялась вновь. Быть свидетелем небольшой перепалки, при этом, не участвуя в ней - одно, а оказаться свидетелем огромного семейного скандала, да еще и получить свою порцию «щедрости» за компанию – это было другое. Теперь стало как никогда понятно, что Ричи Стринджини – катастрофа куда более широкого масштаба, где под верхним слоем была спрятана такая разруха, что невольно казалось, что реставрации не подлежит.
- Кейси… Кейси, детка…. – Кэтрин тронула рыженькую за плечо, заставив выйти из себя и взглянуть на стоящую перед ней женщину, на ее уставший замученный вид уже с самого утра и грустные, правда, не убитые горем глаза. Какого было ей?
- Да-да, простите… Я… Как вы, Кэтрин? – не зная, что сделать сперва, сбежать или помочь, Кейси все же приказала себе остаться на месте, глотая нарастающий в горле ком.
- Я ничего, правда! Прости Криса, пожалуйста… Если бы ты знала, как я от этого устала… - вяло опустившись на стул, ссутулив спину и опустив плечи, женщина придирчиво разгладила несуществующие складки на одежде, тяжело вздохнув. Да, сегодняшняя ссора не пройдет бесследно в ее сердце, да, она была невероятно тяжела. Было и обидно, и досадно, и больно, но в который раз так было? С того времени, как младший сын оказался дома после развала группы, у них то и дело происходили такие вот ссоры, каждая новая была продолжением или повторением старой, а Ричи словно совсем терял над собой контроль, ведь с каждым разом его выпадки были все яростнее. Первое время Кэтрин обижалась, некоторое время не разговаривала с сыном и всячески давала ему понять, как задел он ее, к мукам совести прибавляя муки неопределенности, заставляя пару дней находится в подвешенном состоянии и делать все, чтобы загладить вину перед матерью. Но со временем совесть у Стринджини стала давать знать о себе все реже, а срывы у него случатся все чаще, обидные громкие слова уже не били так больно, но не потому, что к ним можно было привыкнуть, вовсе нет. Просто сердце можно истерзать лишь до определенного состояния, а дальше только уничтожить, что, к счастью, сын не делал до сих пор.
А теперь снова. Но сегодня всё было по-другому, сегодня всё было при свидетелях, даже двух, ведь Меган не часто участвовала в скандалах между матерью и сыном лично, лишь с тыла подливая масло в огонь. Всему этому была невольным зрителем Кейси, которую эта сцена, да еще и поток негатива в свой адрес, глубоко шокировали, а на глазах рыженькой навернулись слезы.
Сегодня, этот скандал не закончился негласной ничьей. Сегодня победил Ричи, выбросив козырь из рукава. Неужели так теперь будет всегда? Ссоры, крики, напряжение, которое ощущалось в воздухе, собственный дом как поле битвы, где никогда две самые важные в жизни Ричарда женщины не смогут найти общий язык, а одна из них получит официальное разрешение стать Миссис Стринджини, а значит, и еще одной хозяйкой в доме?
- Мне так жаль, Кэтрин… П… простите, я… я лучше пойду. Все это было ошибкой! – с сожалением взглянув на женщину, Кейси вышла из кухни и быстрым шагом направилась к двери, уже не сдерживая стыдливых слез, стараясь скорее пересечь это маленькое расстояние между ее домом и домом, в котором ее только что унизили. Не дай Бог встретить мистера и мисс Совершенство, показать им свою слабость, чтобы они посыпали соль на рану, и посмеялись.
Вбежав в дом, закрывшись на все замки, словно кто-то бы мог к ней придти и настойчиво попытаться попасть внутрь, Кейси упала на диван в гостиной, обняв подушечку. Горько разрыдавшись, всхлипываниями привлекая внимание Джоя, который тут же оказался рядом с хозяйкой, лизнув ее соленую щечку, как всегда, единственный, готовый помочь, защитить и пожалеть. Девушка выплескивала всю свою обиду и разочарование. Только позавчера все наладилось, все было так мирно и приятно, пусть и с нелепыми ее выходками, но Стринджини был с ней почти нормальным парнем, внимательным и заботливым, а сегодня вылил на нее столько грязи, словно она была источником всех его проблем и неудач. Только что она ему сделала? Или правильнее будет спросить, что она сделала Меган?
Кейси была уверена, что тут ее роль далеко не последняя, однако она могла лишь подтолкнуть и накрутить, но говорил, делал, ненавидел, оскорблял и унижал именно сам Ричи, уничтожая всякую гордость, только лишь потому, что так захотела его подружка. Где же собственное мнение и независимость? Да просто он был тряпкой, безвольной куклой и глупой марионеткой, сначала в руках шоу-бизнеса, а потом и в руках своей будущей женушки. Резко сев и утерев слезы, Кейси вдруг решительно посмотрела на ноутбук, злостно захлопнув крышку. Она не для того приехала сюда, чтобы вместе с собой Стринджини сломал и ее, никакая работа не стоит подпорченных нервов и седых волос от общения с таким человеком, как он. Неужели это предел того, о чем она мечтала!? Наступать себе на глотку, унижаться, заискивать, а все для того, чтобы осветить жизнь какой-то пустышки? Неужели в жизни нет ничего более важного и интересного? Конечно же, есть! Пусть ее увольняют и портят ей характеристику, надо будет, она и на Аляску уедет, но будет писать о том, что ей действительно интересно, что важно и с чем или кем приятно работать, чтобы получать удовольствие от этого дела. А капризной надменной звездой пусть занимается Маргарет, у нее другие жизненные приоритеты, рыбак рыбака видит издалека… Ей удастся вытерпеть и вытрясти Ричарда Стринджини. А Кейси Коллинз направляется домой, пока еще в состоянии сделать это, не принимая антидепрессантов и успокоительных.
- Джой! – резкий лай пса, да и еще трель внезапного телефонного звонка заставили девушку вздрогнуть, да так, что сердце стало отбивать в бешенном ритме. Невольно рыженькая отметила актуальность последних мыслей, ведь она уже была дерганной и на взводе, проведя лишь минимум своего времени здесь. Потянувшись к мобильнику и взглянув на дисплей, Кейси вздохнула. Какое совпадение, звонит начальство… Ну, что ж, как раз вовремя… - Алло…
- Коллинз, ты, что, плачешь?
- Нет, просто соринка в глаз попала!
- От соринки так не задыхаются, Коллинз. Что стряслось? Ты что-нибудь выяснила?
- Выяснила! И, кстати, Вам тоже доброго утра, мистер Стивенсон! Ваш Стринджини неуравновешенный психопат, рядом с которым противопоказано находиться. Он опасен для общества, поэтому, пусть и дальше находится вместе с такой же больной, как он сам, вместе веселее, только это буду не я! Быть хитрой и уметь играть или поддаваться - это одно! Но я не позволю ему уничтожать мою гордость! И не надо мне говорить, что вы меня предупреждали! Он свел меня с ума за две встречи!!!
- Так, а, ну, тише-тише, Коллинз, сбавь обороты! Во-первых, я не мальчик тебе, а взрослый человек, потому будь добра поберечь свои пышные речи для ровесников, ясно? А, во-вторых, ты права, я предупреждал! Да не только я, но и Маргарет тоже! С твоей-то чувствительностью и неумением стойко переносить трудности, даже мелкий несущественный провал может показаться сумасшествием. Но ты не волнуйся, Коллинз, через пару месяцев это пройдет, и Стринджини разговориться…. Важно лишь взять на себя борозды правления, и не позволять этому мальчишке командовать. Ты же у меня умная, красивая, образованная, так воспользуйся этим! Хватит уже истерить и проливать понапрасну слёзы, ты всё можешь, Кейси, верь в себя! – мужчина немного запнулся, лишь спустя секунду продолжив, - просто хочу сказать, что с задания тебя никто снимать не собирается…. Будешь работать, и добывать информацию. Не всё в жизни так просто даётся, Коллинз, помни об этом….
- На каком основании вы указываете мне? В конце концов, останусь я тут или нет решать только мне! Через пару месяцев я стану такой же неуравновешенной истеричной психичкой, как он! Вчера он со мной по парку гуляет, а сегодня он уже оскорбляет меня и вытирает ноги, к тому же его подружка вечно путается под ногами и эта тряпка ее беспрекословно слушается. Лучше Ваша Марго или нет, но даже она бы не выдержала эту дешевку. Обиженный жизнью, бесхарактерный и бессовестный.
- На том основании, что я твоё начальство, Коллинз, уже три с половиной года. Согласилась на дело? Подписала контракт? Так, давай, работай! Добывай информацию! Я не собираюсь выслушивать твои скорбные заявления о том, как тяжела жизнь репортёра, особенно под прикрытием! Сами плавали – знаем! Не забывай о запятнанной репутации, дорогая и о том, что работа в сфере журналистики тебе больше не светит. Нигде, ни в каком штате, да ты даже на Аляске не сможешь трудоустроиться! И, если откажешься сейчас, то потом, будешь всю жизнь сожалеть…. Рабочая характеристика о твоей бессознательности и халатному отношению к приказам начальства, быстро распространится по важным организациям….
- Вы мне угрожаете, что ли?
- Я не угрожаю, Коллинз, я пока только предупреждаю. Церемониться долго с тобой не намерен. К тому же, у меня своя работа, свои задания, я позвонил лишь узнать… и поделиться парочкой новостей, но раз уж у тебя всё настолько трагично, что ты говорить от истерики спокойно не можешь, то будет лучше, если ты перезвонишь мне сама, когда успокоишься. Тогда, мы мирно всё обсудим и решим, что делать дальше.
- О, давайте тогда уж не будем играть в заботливого папашу, переживу я Ваши новости. Вам ведь плевать в истерике я или нет, и мое дальнейшее трудоустройство Вас тоже ни черта не волнует, Вы печетесь о себе и своем кошельке, но козыри не только у Вас в рукаве, правда же? Сегодня мы на равных, мистер Стивенсон! Без моей статьи не видать Вам спонсорства! Вы и Ваша газетенка разоритесь, ведь статьи может и не быть, если я уйду! Причем уйти я могу очень изощренно, предупредив Вас в ответ, что язык за зубами держать я не стану и просвещу бедного мальчика о том, что на него ведут охоту акулы пера! И тогда ни Вам, ни кому либо еще, благодаря Вам, не будет светить возможность узнать все подробности этой свежатенки! Так что советую Вам быть так же на чеку, как и мне! И что там у Вас за новость? – хотели стерву, которая идет по головам? Получайте. Голос Кейси был жестким, слова резкими и едкими, а главное, она была права и догадалась на какие рычажки жать.
- Хамства тебе не занимааать, дорогая, - нагло рассмеялся в трубку мужчина, будто его действительно веселила вся эта надменность со стороны подчиненной, - ты так уверена, что мне не откуда черпать информацию? Господи, Коллинз, ты действительно так подумала? – снова хихикнул он, - мне и искать не пришлось. Иззи Галлегос сам позвонил в редакцию, попросил прислать ему опытного журналиста, что сможет в считанные секунды разложить всё по полочкам, и я выслал Маргарет. Странно, да? Ты сидишь там одна, в этом маленьком задрипанном Веатоне, терпишь наглость Стринджини, хамства от его девушки… в то время, как Марго живёт в Калифорнии вместе с этим парнишкой, разговаривает с ним, охмуряет... И знаешь, я уже получил достаточно занятной информации, чтобы иметь возможность составить общий портрет группы. Не будь так уверена в своей правоте, Кейси Коллинз, я всегда найду выход и умою тебя. Ну… а что касается раскрытия тайны, то не советую делать этого, девочка, ведь ты сама попадёшь под раздачу. Мы абсолютно чисты, а вот у тебя… рыльце в пушку…. Да, и не забывай, я уже 30 лет в этом бизнесе, а ты неопытная, простой девчонке с улицы никто не поверит. Я позабочусь об этом. Не иди на попятную раньше времени, Коллинз. Не стоит оно того.
- Не нужно меня запугивать, мистер Стивенсон, крутой мафиози со связями это не про Вас и Вам не к лицу. Какого черта Вы тогда держите меня здесь, если Ваша великолепнейшая Марго уже обскакала меня, да и я еще плохо справляюсь? А все просто, хотите Вы это признавать или нет, но я Вам нужна. Пусть у Вас возможностей и сил удержать меня больше, но я не такая тихушка, как Вам кажется. Вы ведь понимаете, что все, что Галлегос расскажет Марго, будет только однобоким необъективным, а может, где-то и неправдоподобным материалом, ибо Иззи не дурак и делает во благо себе, а не во вред! Хотите результатов, будьте добры считаться со мной, я не боюсь помарок или пятен на репутации. Вы там, а я здесь, в центре событий, я владею информацией, а кто владеет информацией, владеет миром! Пересмотрите свою позицию, я тоже кое-над чем подумаю, – невольно, Кейси улыбнулась, она успокоилась, вернее сказать, прекратились слезы, но зажегся огонь. Она была полна сил и решимости выиграть эту войну и отплатить той же монетой, уничтожив и растоптав не только Ричарда, но и «любимого» шефа.
- Всё? – спросил мистер Стивенсон совершенно серьезно, пресекая любую попытку хамства или банального ответа, продолжив, - я надеюсь, ты наговорилась сполна. А теперь, Коллинз, давай попрощаемся, и вопреки своему настроению ты сядешь за работу, преподнеся мне на блюдечке горячую статью про Стринджини, ясно? И… молчиии… - проговорил он, когда рыженькая решила вставить словечко, - я не хочу увольнять тебя или делать строгий выговор с занесением в личное дело. Ты нахамила начальству, а за этим следует наказание, но, повторюсь, ты отличный специалист, образованная и красивая девушка, что является главным нашим козырем, поэтому… если ты напишешь свой публицистический отзыв об этом парне, я закрою глаза, и забуду этот наш разговор. До встречи, Коллинз.
 
GallegosДата: Среда, 2010-10-20, 7:22 PM | Сообщение # 18
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
Повесив трубку, Кейси тяжело вздохнула, переведя взгляд на Джоя, который сидел рядышком, став свидетелем разговора, и будто бы заинтересованно склонил голову в бок. Пес словно пытался понять, кто сидел напротив него, и не узнавал этого человека. То она счастливая и довольная, то плачет из-за белобрысого капризного пацана, то теперь похожа на конченую стерву, которая грозилась уничтожить всех и вся, кто встанет на ее пути к собственному самоутверждению. На самом же деле, сейчас, скинув звонок и глубоко вздохнув, девушка поняла, скольких сил и нервов стоила ей эта перепалка с шефом, а главное то, почему она так хотела с ним поговорить, все равно не выгорело. Напротив, Кейси фактически бросила вызов себе, шефу и самому Ричи, веря в свою победу в этом неравном бою.
Потянувшись к ноутбуку, она вдруг уверенно открыла папку с материалом, накопленным за это время о своем объекте, а следом и чистый лист Ворда, положив руки на клавиши, словно пианист, готовящийся начать игру. Через секунду пальчики застучали по кнопкам, создавая свою собственную разоблачительную мелодию, а чистый лист стал заполняться буквами и каждое слово словно вылетало изнутри, рождая предложение за предложением, целую статью о Ричарде Стринджини в итоге. Сегодня она отправит это шефу, пусть получит свой кусок обещанного, так что Кейси старалась на славу отразить все то, что пережила в эти дни, делая лишь небольшие паузы, чтобы сходить за кофе и размять пальцы, и работая над тем, чтобы статья получилась по-максимуму сногсшибательной.
«Забавно, насколько может быть обманчивой внешность и испорченным характер. Хотя сейчас выбирать не приходится – шоу-бизнес и грязь сумасшедших денег сделали своё дело, сначала отыгравшись на блондине, а в конце, и на его некогда сносной жизни. Казалось бы, прошёл почти год после распада группы, и ожесточение должно было исчезнуть, прихватив за собой гордыню в охапку с тщеславием, но к несчастью, сей объект не подчиняется правилам, уже в который раз показывая свою бесцеремонность, заносчивость, и негативное отношение к окружающим, за что приходится расплачиваться родным. Высокомерный, бесхарактерный, воспитанный шоу-бизнесом мальчишка, готовый вытирать о людей ноги, втаптывать в грязь при первой возможности, унижать, оскорблять, хамить, а всё для утешения своего самолюбия. Бьюсь об заклад, он ночами от зеркала не отходит, пытаясь накрутить и убедить себя в прежней необходимости этому миру, своим фанаткам, друзьям, сцене, что уже почти год существуют без него, причем совершенно прекрасно. Он стал похожим на губку, которая впитывает в себя все то, что его окружает, так приучили там, где многие думают, живется хорошо, беззаботно. Если его окружала доброта и человечность, таковым становился и он сам, если же рядом вилась змея, выпуская свой яд без разбору, то и он извивался подобно ей. Это занятное, но бездарное качество закрепилось не только для шоу и камер, но и в реальной повседневной жизни. Теперь он с радостью принимает ту роль, которую ему навязали – то он крутой мачо, который лишь взглядом получает любую, то маменькин сынок, послушный и домашний, то озорной ребенок, который находит все приключения, какие можно, отдыхая с братцем, а в следующую минуту он - жалкий подкаблучник, который, словно не имея собственного мнения и достоинства как пустая марионетка делает то, на что запрограммирован. Он груб и неблагодарен, он превращается в камень, позволяя себе унижать собственную мать, нанося с каждой ссорой новые и новые раны ее сердцу, которое любило его каждой клеточкой всю его жизнь как родную кровь, но которое в итоге каждый раз принимало слова о том, что эта женщина – ему никто. Сколько может выдержать чуткое, но такое объемное материнское сердце? Многое, очень многое, но и всему есть предел… Предел есть и всему остальному, например, снисходительности и понимаю, и он уже не за горами. Так что, берегись, Ричард Стринджини, совсем скоро ты рискуешь остаться один в руинах своей некогда бриллиантовой жизни….» - с чувством выполненного долга и легкого удовлетворения, рыженькая сохранила документ с пометкой «Важно», чтобы обязательно включить эту часть в статью, причем, девушка подумывала о кое-каких изменениях. Для статьи - материала оказалось слишком много, и он был разношерстным, а потому Кейси хотела предложить начальству вариант дневника, что-то вроде «100 дней на то, чтобы достать звезду...»

Оказаться в подвале, в центре своего самодельного танцпола, и включить музыкальный центр, стало лучшим для Ричи на данный момент. Ведь злость, после непримиримой ссоры с матерью, до сих пор бушевала внутри, а на беспочвенные попытки Меган поговорить, блондин только кричал и огрызался в ответ, не найдя ничего лучше, как сбежать от всего – от мыслей, от чувств, от эмоций. Сюда, в небольшой, но уютный подвальчик, где некогда проходили его танцевальные будни, где он пел и попросту проводил свободное время с друзьями, веселясь или коротая грустные минутки одиночества. Рич даже думать не стал, схватив с полки первый попавшийся диск, а именно, альбом Around the World, который завалялся здесь еще с прошлой его репетиции, еще с прошлого пребывания в группе, ведь до сегодняшнего момента парень не возвращался сюда, боясь в очередной раз почувствовать боль вкупе с ноющей занозой в сердце, которая то заживала, то начинала кровоточить вновь. Так странно, но Ричи сам того не желая, снова оказался виновником всех бед и неудач, а главное, в который раз это было? В который раз мать просто так срывалась на него из-за Меган, злясь лишь на то, что её младшенький сын, наконец, научился любить…. Пусть криво, пусть неумело, и пусть немного неловко, но это был его личный маленький шажок к счастью, умению ценить не только любовь к самому себе, но и делиться взаимными чувствами с окружающими. А мать просто не хотела понять и принять, в сердцах мечтая, чтобы этого никогда не случилось. Да, и она никогда не смирится, если однажды Ричи уйдёт из дома, женившись, но не на долгие 4,5 года, как было раньше, а уже на всю оставшуюся жизнь.
Блондин совершенно не знал, как выбросить негативные мысли из головы, ведь все они сводились к единому – к сегодняшней попытке восстановления мира, что, к сожалению, не венчалась успехом. И кого оставалось благодарить за случившееся? Маму? Меган? Или быть может, Кейси, с появлением которой и начался весь этот разлад. Впрочем, сейчас, Стринджини это волновало меньше всего, ведь включив любимую песню с альбома на полную громкость, он погрузился в пучину воспоминаний, при этом позволив себе немного расслабиться, дав волю танцам и свободным ритмичным движениям. Одноимённая песня «Around the World» была лучшей из тех, что привлекали блондина, словно, по-волшебству уничтожая все страхи, переживания, залечивая больные сердечные раны. Она была единственной в своём роде, той, что сопровождали восторженные и громогласные крики фанаток, той, что поднимала Стринджини на ноги, вселяя какой-то заряд энергии, оптимизм, подрывая с места, так резко упавшую с неба, звезду, снова заставляя идти к заветной цели, хотя бы в танцах доказав, что ещё не всё кончено, и Ричи может бороться, главное, захотеть.
И он хотел, с первым же ударом басов приняв первоначальную стойку, с которой и начинались любые движения – а именно, вздернув подбородок, распрямив руки по швам, соединив вместе ноги и попросту улыбнувшись, словно, впервые наслаждаясь любимыми ритмами бита. Когда запел Джей, и кровь закипела в жилах, блондин дёрнул ладонью, одновременно резко и плавно переместившись по залу, длинными прыжками измеряя его расстояние, иногда замирая на месте, чувствуя размеренное клокотание сердца, ощущая своё тяжелое учащенное дыхание, примериваясь на новый прыжок, который к сожалению, вышел не удачно, и Ричи упал, подвернув ногу. Правда, попытку отрепетировать танец и восполнить давно ушедшие навыки, он не оставил, лишь наоборот, падение подстегнуло в нём азарт, в глазах загорелся неподдельный огонь, а в висках начала отстукивать дробь, дёрнув блондина с места.
Пусть в припрыжку, хромая на правую ногу, пусть совершенно нелепо, но Стриндж продолжал прыгать, сам не понимая для чего это делает, но что явно давало ему настроение, и парень совершенно забыл о недавней ссоре с матерью, пытаясь уже не просто маячить по маленькому спортивному залу, но и делать небольшие растяжки, заводя руки за спину, сжимая локти, и слушая негромкий хруст собственных костей. Казалось, танцы – единственное, что не ушло вместе с группой, подарив блондину хоть небольшую капельку радости, стремления, и желания достигнуть цели.
Подойдя ближе к зеркалу, Ричи прижался к нему левой ладошкой, также уткнувшись лбом, и дыхнув на стекло. Проведя указательным пальчиком по этим образовавшимся капелькам, он улыбнулся своему отражению, ведь очередной прилив сил и энергии, снова придали ему охоты бороться с собой и своим несносным ничтожеством. Странно это, но поставленная на повтор музыка не кончалась, и песня играла снова, подначивая блондина ожить, встрепенуться и начать отрабатывать четкие движения танца, плевав на растянутую ногу, и кажется, установившуюся репутацию неудачника. Уже не в компании четырех верных друзей, а простого их мысленного присутствия, в компании самого себя, этих обступающих со всех сторон стен, Ричи стремился переступить грань разумного, продемонстрировав своё мастерское умение невидимым зрителям, что, казалось, от чувственной музыки, громко аплодировали. И почему он не делал этого раньше? Почему не излечивался от несчастных депрессий обычными танцами? Плавными движениями рук, ног, шеи, подчиняя своё тело занятной мелодии, что, проникая глубоко внутрь сознания, умела блокировать любые негативные мысли. И, сейчас, Ричи стало гораздо легче, как-то свободно и радостно, а взбесившийся разум диктовал лишь одно – отдаться воле чувственности, эмоциям, продолжив снова парить в облаках. Сделав сальто назад, оттолкнувшись от пола, и четко приземлившись на ноги, блондин тяжело задышал, продолжая улыбаться своему отражению в зеркале, что с каждой минутой становилось оживленнее, радостнее, энергичнее. Песня началась снова, и Стриндж уже не просто бегал по залу, он именно танцевал, вкладывая в движения максимум сил и уверенности. Конечно, сегодня не обошлось без падений, растяжений и нескольких ударов головой о пол, когда Рич в который раз сделал неудачный прыжок, и даже вывихнул кисть, но что абсолютно не расстроило, а лишь укрепило желание позаниматься танцами и завтра, в это же время, в этой же обстановке – такой тихой, спокойной, что нарушалась бы только звуками бита, криком фанаток и этим прерывистым хриплым дыханием парня, который всё ещё продолжал слушать любимую, и нисколько не надоевшую «Around the world».
Но, увы, уединение не может быть вечным, и когда-то нужно выбираться из своей норки, из своего маленького убежища, что даёт приют лишь на время, немного расслабляя и перенимая паршивые чувства на себя, ну а потом, вышвыривая, отправляет навстречу проблемам и повторению недавних, только что ушедших, неудач.
И вот, накинув на плечи полотенце, перед этим умыв лицо, Ричи вышел в комнату, отправившись на кухню, чтобы выпить воды, и окончательно успокоиться, приведя своё утомленное состояние в норму. Мыслями он был ещё далеко, где-то за пределами разума, даже не обратив внимание на подавленный телефонный разговор, что вела его мать, сидя в гостиной и изредка называя сына по имени. Блондин не имел привычки подслушивать чужие беседы, считая их конфиденциальными, не терпящими постороннего вмешательства, личными, и в какой-то степени интимными, но, к сожалению, переживания Кэтрин настолько сильно задели его душу, что Ричи не смог сдержаться, остановившись возле двери, краем уха начав вслушиваться в напряженный монолог матери. Спустя секунду его пробила мелкая дрожь, пробежавшись вдоль позвоночника, отдавшись где-то в затылке, и Стринг зажмурил глаза, ведь всё, что сейчас говорила Кэтрин – было правдой, так или иначе, его порочащей. Её голос был полон боли, грусти, отчаяния, разочарования в самой себе, и свои поступках, ведь она не смогла правильно вырастить сына, воспитав в нём лицемера, эгоиста и циника.
- Если бы это было так легко, Роберт, - выдохнула женщина, как-то неуклюже опустив тяжелую голову на ладонь, - я правда стараюсь, но не получается…. Видел бы ты его сегодня…. Эти горящие ненавистью глаза, эти дерзкие вызывающие движения…. Господи, в его словах было столько жестокости, столько змеиного яда, и он снова не постыдился напомнить, что я ему не родная. Боже, Роберт, что происходит с нашим сыном? Разве этого я добивалась долгие годы? Разве об этом мы мечтали с тобой, когда забирали из роддома ТОГО малыша, хрупкого грудного ребёнка, при этом лишая его судьбы жить в приюте, спасая от этого безнадежного темного будущего, где не было бы ни матери, ни отца, ни любви, ни поддержки, а только грубость, бессердечие, его бы постоянно колотили детдомовцы, а воспитатели бы на всё это закрывали глаза. Вроде пытаешься сделать хорошо, огородить своего ребёнка от плохого, подарить счастье, а получаешь……….Что?......... Знаю, Роберт, знаю… Но раньше мы справлялись со всем этим вдвоем…. А сейчас я одна, ты на работе…. Бобби не помогает мне, да и чем он сможет помочь? Кристофер его брат, даже, если я попрошу, легче не станет…. Господи, его истерики меня убивают, я от них устаю, как морально, так и физически…. Я уже просто не знаю, куда себя деть…. Где я должна искать тот покой, что царил в нашем доме 5 лет назад? ……… Боже упаси, нет, я не стану обращаться к психиатрам…….. Да я скорее сама стану грёбаной истеричкой, чем поведу сына к специалистам… Он не заслуживает этого даже после подобного хамского обращения! ……….. Я сама знаю, что делать, Роберт, и не нужно меня учить! Я позвонила тебе, чтобы поделиться переживаниями, получить от тебя внятный обдуманный совет, а что в результате… ты советуешь сдать нашего сына в клинику? Вот, значит как… - оскорбилась Кэтрин, повысив голос, ведь даже злясь на Стринджини, она не переставала его защищать, ибо любила и желала счастья. – Знаешь, что, Роберт…. Ты, как и все мужчины бежишь от проблем, прикрываясь работой, но я же знаю, что ты и в состоянии возвращаться домой! Так почему ты не делаешь этого, м? Да потому что никто на твоём месте не захочет возвращаться туда, где нет спокойствия, где постоянные ссоры и склоки! Я очень переживаю из-за происходящего, рассчитывая на поддержку, но её нет! Ни от тебя, ни от Бобби, ни от кого! Только от девочки-соседки, что случайно объявилась пару дней назад, но и ей досталось сегодня! Как я буду смотреть ей в глаза после всех оскорблений, что вылил на неё Кристофер?! Я не губка, Роберт, чтобы впитывать весь негатив и молчать, я живой человек, я женщина, в конце концов, это вы делаете из меня бессердечного командира! ………. Боюсь скоро моих сил не хватит, и я руки на себя наложу! Спокойной ночи тебе в Германии! – грубо отозвалась Кэтрин, резко отключив телефон.
Всё! Теперь её окончательно раздавили, растоптали, смешали с грязью, и просто казнили на электрическом стуле, как последнюю разрушительницу семейного очага, при этом обвинив во всех смертных грехах. Ненужные и бессмысленные советы мужа повергли женщину в шок, ножом пробороздив по сердцу, оставив следом глубокую колотую рану, для заживления которой понадобилось бы слишком много времени. Но этого времени не было, как и поддержки, вера в которую окончательно рассеялась после разговора с мужем, но Кэтрин не могла сдаться и позволить эмоциями одержать верх, она должна была встать и продолжить бороться, снова взвалив на себя непосильную ношу ввиде очередного разрешения насущных проблем и разборок с младшеньким сыном.

 
GallegosДата: Среда, 2010-10-20, 7:23 PM | Сообщение # 19
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
Продолжая сидеть на диване, глотая горькие слезы, зарыв в ладошках лицо, женщина не заметила, как теплая мужская ладонь легонько коснулась её спины, опустившись вниз, когда рядышком присел тот самый противный мальчишка, ради которого Кэтрин могла свернуть горы.
- Ма-ам… - слишком расстроенно, с взглядом затравленного щенка, и как никогда ощущая свою вину, проронил Ричи, придвигаясь ближе к матери, желая прижать её к себе, расцеловать, поблагодарить за всё на свете, но, увы, гордость не позволяла, даже в таких несчастных случаях переманивая парня на свою сторону.
- Ааа, Крис… - вздрогнув, обернулась на него мать, сразу надев очки, чтобы скрыть беззащитные слёзы под линзами. – Как дела, сынок? – шмыгнув носом, поинтересовалась женщина.
- Не волнуйся, всё отлично. Ты, что, плакала из-за меня?
- Глууупости, - с улыбкой отмахнулась Кэтрин, - я вовсе не плакала… просто в глаз что-то попало, никак не могу справиться с этой соринкой…. А, ну-ка, посмотри, ничего нет? – приподняв оправу, и закатив зрачки, она немного склонилась к блондину, поморгав ресничками.
- Ничего нет, - спокойно ответил парень, улыбнувшись.
- Ну, значит, скоро должно пройти… - ответила миссис Стринджини, про себя посчитав свою улыбку фальшивой, и даже больше, чем просто искусственной. Она излучала некий страх, сомнение, недоверие сыну и его дружелюбным действиям. – Твой отец звонил, ну… Роберт, передавал приветы, сказал, что очень всех любит и хочет вернуться, правда, опасается, что раньше рождественских праздников выходной не получит… поэтому, возможно, не соринка, а твой папа растрогал меня … совсем чуть-чуть, капельку…. Я же надеялась, что его приезд придется на следующие выходные, а тут…. Извини, сынок, я немного не в форме. Мне будет лучше немного отдохнуть, да и с дневным сном немного восполню силы, а ты… сходи погулять… развейся… позвони Саради или Китти, увидишь племянников, девочек, вы ведь так давно не общались. Тебе стоит иногда справляться о здоровье близких людей…
- Мгм, - закивал головой Ричи, решив, что так действительно будет лучше. Он немного отвлечется, да и получит пару ценных советов от лучших подруг, что всегда помогали и никогда не осуждали его заносчивость. – Я так и сделаю… Спасибо, мам! – ответил блондин, чувственно чмокнув женщину в лоб, такими теплыми и нежными губами, что на Кэтрин невольно нахлынули воспоминания прошлого, когда сын целовал её перед отъездами на гастроли. – Ну, я пойду?
- Да, да, зайка, иди! Только не забудь купить Эйдану и Малахи гостинцы! – прокричала Стринджини уже вслед уходящему парню. Что ж, начало восстановлению отношений положено, главное, сохранить их, не нарушая. А еще важнее, быть мягче с Меган, ведь только из-за неё и происходили скандалы, результатом которых и была настоящая ситуация в доме.
Громко хлопнув дверью и выбежав на лужайку, на еще зелёный, но потрёпанный октябрём газон, блондин направился в гараж, чтобы снова взять свою чёрную ласточку и проехаться по безлюдным улочкам Веатона, ведь он прекрасно знал все места, где даже днём не было людей, где он мог бы побыть наедине со своими тревожными мыслям, или даже поговорить с самим собой, не боясь, что его посчитают сумасшедшим. На предложение заехать к Саради или Китти он согласился лишь ради матери, в действительности не собираясь никуда заезжать. Этот разговор с Кэтрин не успокоил его, а только снова пробудил уснувшие эмоции, вынудив блондина с характерным шумом дёрнуть дверцу автомобиля на себя, повернуть ключи в замке зажигания, и вдавить педаль газа в пол, резко выехав из гаража, двинувшись вперед, в который раз оставив тот черный след от шин на изъезженной подъездной дорожке. Уходить от проблем подобным образом, расслабляясь в машине, направляясь туда, куда глядели глаза, стало если не привычкой, то просто необходимостью, ведь так или иначе, Ричи не знал куда себя деть, и куда обратиться за помощью. Сейчас он не гнал по шоссе, сбавив скорость до минимума, он просто ехал вперед, следя за светофорами, за копами, что были расставлены на каждом перекрёстке, за пешеходами, что во время остановок проносились перед носом, за плавными покачиваниями деревьев за окном. Уже нацепив очки, скрывая свой подавленный взгляд под тёмными стёклышками, блондин поехал в бар, который находился где-то на переезде границы Веатона. Скорее всего там он найдет долгожданный покой, посидит в тишине, выпьет, покурит, залечит душевные раны, уйдя в себя с головой, ещё не раз вспомнив прошлое и проклянув, выпавшую на его долю, судьбу.
Стринджини лежал на крыше своего черного блестящего BMW, вдыхая в легкие насыщенный приторный аромат едкого кисловатого дыма, ощущая, как он проходит по организму и бередит внутренности, доставляя скорее наслаждение, чем простое желание забыться. Выдохнув через ноздри белоснежный, слегка растворившийся в воздухе дымок, парень закашлялся, но лишь на минуту, перебив этот кашель очередной глубокой затяжкой долгожданной тоненькой сигареты. Взгляд Ричи снова был направлен в небо, а реснички без устали моргали, следя за кучевыми тучками, что кажется набегали для очередной проказы природы. И вот первая капля дождя упала на разгоряченную щеку блондина, но он продолжал лежать, будто, засыпая под натиском прекрасной погоды, которая явно соответствовала его настроению. И очередной наплыв мыслей, как всегда негативных, очередное самокопание, и уже вопрос в том, а почему он не смог извиниться? Непомерная гордость, что являлась внезапно в любых ситуациях? Неумение прощать, ибо мать тоже внесла свою лепту в раздор? Яростное нежелание делать шаг навстречу родному человеку? Или Ричи просто был трусом? Нет, он не мог признать свою слабость, он не мог смириться с провалом, в котором ему была отведена сегодня главная роль. Блондин просто шмыгнул в салон автомобиля через окно, уцепившись руками за крышу, и открыл бардачок, в надежде найти там завалявшуюся баночку тёмного пива. И ему повезло! Ведь банка в миг была опустошена, а в голову немедля ударил алкоголь, делая и без того затуманенный разум еще более расплывчатым. К сожалению, даже после одного глотка крепкого спиртного напитка, Ричи мог сорваться с катушек и ответить крепким ударом в нос или челюсть на невинную просьбу закурить. И в таком ужасном состоянии, ему предстояло ехать домой, снова показываться матери, своей надоевшей подруге, а возможно, и слушать эти нравоучения о вреде алкоголя. Как же ему надоели эти постоянные затасканные морали, эти избитые проповеди, которые нисколько не помогали, скорее, наоборот, заставляли блондина идти наперекор материнским просьбам. Он пил, курил, иногда снимал проституток, даже при наличии собственной девушки, а всё потому что, как маленький ребёнок хотел делать то, что ему запрещали. А запрещали ему многое, причем с юношеских лет, держа под контролем любой неосторожный шаг в сторону. И вот, что из этого получилось…
Ричи снова вдавил педаль газа в пол, развернувшись на шоссе так, что автомобиль чуть не занесло в кювет, но парень смог удержать руль, и двинуться вперед, уже на максимальной и опасной скорости, направляясь к дому. За какую-то долю секунды в нём проснулась непреодолимая похоть, ненормальное желание секса.… Это ли была реакция на алкоголь? Стринджини не знал, но адреналин вперемешку с грубостью и желанием, кипели в крови, затаскивая блондина в свои скользкие сети. За 15 с лишним минут он добрался до места, поставив BMW на сигнализацию. И не обращая внимания на проливной дождь, что уже во всю барабанил по стёклам и крыше, бросился внутрь, сбегая не от промозглых капель, а, направляясь навстречу своим инстинктам, и сейчас, Меган вряд ли откажет ему. Ведь после такого неожиданного заявления о свадьбе, она точно разрешит с собой делать Всё.
 
GallegosДата: Понедельник, 2010-10-25, 12:19 PM | Сообщение # 20
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
Брюнетка спокойно разбирала постель, готовясь восполнить силы и предаться долгожданному сну, которого в последнее время ей явно недоставало. То она ссорилась с Кэтрин, то с Ричи, то с соседскими подростками, затем всю ночь переживая и переваривая случившееся. Несмотря на весь её наглый характер, Меган была хорошей девушкой, доброй, отзывчивой, но лишь с некоторыми. Теми, кто заслуживал её расположенности, её внимания, и входил в этот узенький круг доверия, который Мег сама для себя создала. Ждать блондина сейчас она не хотела, мечтая лишь о мягкой постели в обнимку с плюшевым мишкой, о сладкой ночи с дивными снами и той безмолвной тишине, что царила бы вокруг, пока девушка спит. Но не тут-то было, и в комнату на всех парах ворвался Стринджини, громко захлопнув за собой дверь, что заставило брюнетку вздрогнуть и обернуться на шум.
- Ричи?! – переведя дыхание и коснувшись груди, проронила она, чувствуя, как руки до сих пор трясутся от неожиданности.
- Ты ведь постель для меня расправила? – нахальным тоном поинтересовался блондин, делая уверенный шаг вперед и цинично улыбаясь, - а хотя знаааешь, - задумался он, как-то надменно вздёрнув бровью, выдавая не только желание, но и нечто большее, то, с чем он никак не мог справиться – а именно, с жаждой влечения, что уже не только разрывала внутренности по частям, делая его узником своих же эмоций и чувств, но и превращала в того похотливого подростка, что без разбору бросался на любую девчонку. – Это не важно. Сейчас, - ухмыльнулся Стринджини, обняв подружку за талию, и прижав к себе, - время детское, давай немного отвлечемся от мрачных воспоминаний и дадим себе волю? Я знаю один отличный способ, и хочу им поделиться с тобой…
- После сегодняшнего нарушить еще один разок правила этого дома – очень соблазнительная перспектива, - промурлыкала Меган, подтянувшись к губам блондина, который это действие расценил как сигнал к собственным задумкам. В два встречных шага сократив до минимума расстояние между ними, Ричи несколько грубо пихнул Мег к постели, так что, не удержавшись, потеряв равновесие, девушка распласталась на кровати, а халатик ее самым призывным образом распахнулся, обнажив округлые бедра и даже край кружевных трусиков.
Словно сорвавшийся с цепи голодный пес, Стринджини жадным взглядом прошелся по желанному телу, чувствуя, как только от мыслей о грядущем томительно становится в паху, как в животе мурашками разбегается возбуждение, грозящее лишить его контроля над разумом. Облизнув пересохшие от предвкушения приоткрытые губки, с грацией тигра, который с уверенностью и легкой насмешкой смотрел на жертву, что сама шла ему в руки, Рич опустился на постель, властным и поспешным движением раздвинув ноги брюнетки, расположившись между них. Распахнув халат, едва ли не порвав легкую ткань, парень влажными поцелуями припал к шейке девушки, даже не пытаясь сделать это нежно и ласково, напротив, всем своим брутальным видом показывая, что сегодня играет роль мерзавца, который уже оставил на нежной коже один засос.
Еще не сориентировавшись, неловко пытаясь ответить на поцелуи, Меган была несколько скована, что лишь раззадоривало Ричи, который, казалось, только больше возбуждался от непокорности и скованности. Следуя своему какому-то собственному плану, блондин делал все, но лишь для удовлетворения собственных потребностей, а потому даже не обратил внимания на протестующий стон Меган, когда ее трусики затрещали по швам, а жалкий лоскут бывших кружев был откинут в сторону. Царапая нежную кожу легкой щетиной, Стринджини для отвода глаз старался подарить это своеобразное чувство наслаждения и подружке, но та пока лишь пыталась перенаправить действия парня так, как нравилось и как было привычно ей. Несколько таких неловких попыток, да и ненужные слова, шепот, и вот, негромко рыкнув, Ричи заломил руки девушки над головой, давая себе больше свободы, кинув сквозь зубы, чтобы не сопротивлялась. Он изучал и ласкал женское тело с замашками собственника и новичка в то же время, каждую чувствительную точку, задевая будто бы каждый нерв, чувствуя и излучая собой превосходство и власть. Но и Меган была не лыком шита, рано или поздно распознав игру блондина, начав поддаваться, а порой, специально сопротивляться, ведь в конечном итоге легкая боль даже приносила наслаждение, а с губ то и дело срывались стоны, никто из этих двоих не страшился, что они будут услышаны, но сладострастные стоны не устраивали зачинщика «вечеринки».
- Детка, займи свой ротик делом! – немного надменно, немного презрительно и повелительно кинул Ричи, потянув брюнетку на себя, встав перед ней, смерив очередным жарким взглядом. В отличие от Меган, сидевшей перед парнем совершенно обнаженной, он стоял полностью одетый, с наглой улыбкой, не собираясь поддаваться и не позволяя Мег снять даже рубашку. Небрежным движением Ричи лишь расстегнул ремень, взяв брюнетку за волосы и потянув к себе, совсем недвусмысленно давая понять, чего хочет. Он действовал властно, принуждая пойти на то, что даже Мег не позволяла себе раньше, но чего сейчас хотелось именно Ричи, со стороны которого слышались теперь уже стоны. Но и этот процесс собственного самоутверждения, ощущения собственной важности и испорченности он прервал так же грубо, так же быстро, словно переключая мышкой картинки. Развернув Меган к себе спиной, он вновь подтолкнул ее к кровати, опустившись следом, сзади резко и с толчка войдя в ее тело, потянув за волосы, заставляя прогнуться под ним дугой и принять его еще глубже. Движения его были быстрыми, словно он – забравшийся через окно к подружке подросток, а дома родители девушки, что вот-вот могут войти в незапертую дверь.

Наконец, отстранившись от подруги, натянув штаны и резко застегнув ширинку, блондин немного заторможенно, всё ещё под действием алкоголя, рассмотрел комнату, выискивая и вспоминая, куда подевал последнюю пачку сигарет, что покупал не так давно, и которую ещё не успел до конца выкурить. А брюнетка смерила его взглядом полного пренебрежения, таким, которым смотрел на неё Ричи во время этой короткой, но страстной близости. Она была обижена, сильно обижена, ведь парень никогда себя так не вёл, точнее, никогда в последнее время, наоборот, стараясь делать всё, как можно мягче, нежнее, доставляя удовольствие, а не грубость. Которой сегодня в блондине оказалось сполна.
- Ричи… - проронила девушка, как-то скованно укрывшись смятой простынкой, что лежала рядом под её ножкой, в надежде, что парень откликнется, но этого не последовало. Он просто шагнул к балкону, схватив с кресла пиджак, по всей видимости в котором и была заначка, ввиде долгожданной и так необходимой сейчас, упаковки сигарет. – Ричи… - уже прошептала Меган, но не надеясь, что на её возглас кто-то придет, или даже откликнется, скорее это был просто отголосок её души, её разбитого вдребезги сердца. Блондин ни о чем не думал в данный момент кроме себя, своего собственного Я, мечтая наконец, получить еще одно наслаждение – почувствовать, как по лёгким пробежится едкий сигаретный дым, как заденет органы, заставит помучиться от неприятного ощущения внутри, но всё же принесёт счастье, доставив ни с чем несравнимое удовольствие. А брюнетка, больше не говоря ни слова, да и не зная, что ей ещё можно сказать, переполза по кроватке вверх, заняв привычное положение вдоль, и утёрла слезу, такую скупую, беспомощную, тихую, а потом, свернулась калачиком, зажав в ладошке краешек простыни, и постаралась уснуть, отгоняя от себя эти противные жуткие мысли, надеясь, что завтра снова будет всё хорошо, не так грубо и не так бессовестно.

 
GallegosДата: Понедельник, 2010-10-25, 12:19 PM | Сообщение # 21
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
Зажав сигарету между сухими, побаливающими от грубых поцелуев, губами, Ричи осветил небольшое пространство балкона зажигалкой, что при первом же чирканьи поспешила поделиться огоньком. Парень снова почувствовал эту прелесть табачного дыма, что каждый раз расслаблял его, дарил умиротворение, приходя на смену импульсивности, грубости и нахальству. Думать сейчас, или хотя бы постараться это сделать, он не мог ни о чем, кинув безучастный затуманенный взгляд на подружку, что ютилась в кроватке, подобно грудному ребёнку, обхватывая мягкую подушку руками, прижимая ножки к груди, немного морщась и пошмыгивая носом, ведь она ещё не спала, да и после всего сон не шёл, заставляя продолжать думать о произошедшем. На этот раз, Ричи не стал докуривать, просто потушив сигарету о дно пепельницы, и сплюнув на лужайку с балкона. Он снова осел в кресло, прислонив сухую горячую ладонь ко лбу, и закрыл глаза. Он тоже думал о чём-то? Вряд ли! Скорее радовался очередному триумфу, ведь он так легко усмирил Меган, что даже после трех с половиной лет их отношений оставалась дерзкой. До сегодняшнего дня! Сегодня, блондин положил конец её дерзости, преподав неплохой урок, который брюнетка вряд ли быстро забудет.

Утро нового дня не радовало погодой, однако настроение у Кейси было вполне сносное. Можно даже сказать, что бойкое. Сегодня с новыми силами девушка была готова бороться, добиваться, идти к своей цели, не смотря ни на что. И на это была своя тактика, новая тактика. Вчерашний разговор с начальством подстегнул Коллинз изменить план, умерить свой пыл и взять себя в руки, прекратив истерики. В конце концов, здесь она не Кейси Коллинз, а Кейси Беннет – новый человек, с новым характером, взглядами, сердцем и душой, которые нельзя было ранить так легко, которые были полны решимости не знать жалости, а, словно хамелеон, подстраиваться под условия окружающей среды. Ведь для этого совсем не обязательно открывать кому-то, а особенно такому, как Стринджини, душу, главное, чтобы открылся он сам. Но, с другой стороны, остыв и успокоившись, переспав, как говорится, с мыслями, Кейси постаралась встать на место парня и посмотреть на мир его глазами, вдруг увидев ту затерянную Атлантиду. Он оказался один, он лишился всего любимого, в миг он стал никем и ничем. И ничем оставался, не имея ни рвения, ни способностей заниматься чем-то другим. Жесткие рамки родного дома, нотации матери и суетливая подружка – все это ограничивало свободу, словно ему было 14, а не 24, словно все то время, что он жил и справлялся с этой суровой жизнью один – было ничем и никакого ее понимания у него нет. Но он мог, мог поступать здраво, мог вкладываться по полной и как никто другой знал о том, что значит жить работой, работать даже во сне, просыпаясь наутро с новой песней, скорее записывая ее на клочок бумаги, чтобы не забыть. А сейчас, лишившись этого всего, он искал себя, искал то, что заглушит его боль и сосущую пустоту внутри, позволяя себе немного больше, чем следовало бы, чтобы общество намеренно показывало на него пальцем, чтобы возненавидело его или хотя бы невзлюбило. И он мог остаться один, теперь уже в полном смысле этого слова, предаться своим мыслям и не переживать, кто и что будет думать о нем, не переживать, что кого-то или что-то потеряет, потому что в его жизни не осталось уже ничего. Но… Закончить мысль, которую параллельно Кейси набирала в заметках, так и не удалось, в дверь настойчиво позвонили, а через минуту вручили большой посылочный конверт - первую посылку на новом месте. Внутри оказалась записка и выпуск журнала, странным образом датированный следующей неделей…
«Доброе утро, милочка!
Как твои дела? Я наслышана, что весьма дурно! Ну, что ж, это было предсказуемо, но… мы ведь все заинтересованы в том, чтобы ты не ударила в грязь лицом, а потому я решила тебе помочь! К чему склоки и ссоры, ты ведь в курсе, что отныне мы коллеги? Страница номер один, солнышко, после оглавления, разворот весь мой. Я решила тебе, по доброте душевной, напомнить, как выглядят сенсационные новости. Мне хватило всего лишь нескольких дней… Но где же твоя статья? Или пара страниц жалоб на чересчур зазвездившегося мальчишку и есть твой предел?
Этот журнал выходит на следующей неделе, но тебе – свежий эксклюзив!
Обнимаю, Марго!»
Стиснув зубы от злости, ведь от письма так и веяло «дружелюбием», Кейси судорожно стала листать журнал, жадно впиваясь взглядом в огромную статью, которую написала Марго со слов Иззи Галлегоса. Только бы они не спутали ей все карты…. Набравшись терпения, девушка принялась за чтение.

«Интересно, а многие помнят группу Us5? Тех пятерых ребят, что пробились в 2005-ом на мировую арену? Завоевали первый приз зрительских симпатий, выпустили свой дебютный сингл Maria, чуть ли не за пару недель побивший все рекорды в чартах, стали кумирами миллиона девчонок по всему миру, а всё при наличии смазливой внешности и сладких голосов, но, увы, группа на плаву продержалась недолго. 17 ноября 2009 года, как все помнят, группа распалась, оставив после себя нерешенными многие споры – это и интриги, хранящиеся под завесой тайны до прежнего времени, и скандалы, и ссоры, и простые конфликты между участниками, что, вот, спустя год после распада, стали просачиваться наружу. Причем, самым официальным образом. От Иззи Галлегоса. Он связался с нами по телефону и предложил рассказать пару занятных историй, которые мы сейчас и представим вашему вниманию.
«Вы, конечно же, знаете не понаслышке, что творилось в нашей группе в моменты пресловутой славы, - начал делиться с корреспондентом Иззи, совершенно не стесняясь огласки со стороны бывших коллег, - знаете о наших громких скандалах, ссорах, спорах, разногласиях, да только причин всего этого безобразия не знает никто. Сейчас, мне уже бояться нечего. Ни спонсоры, ни менеджеры, ни эти «друзья» - показывает ковычки пальцами, - не смогут меня остановить! Группы нет, как и контракта, нет всего того, что когда-то связывало меня с этим гадким миром шоу-бизнеса, а потому, я могу делиться всем, что знаю. Делиться с поклонниками, с журналистами, со всеми! Ибо я ненавижу лгать, и никогда не лгал, мне просто запрещали рассказывать, но сейчас… запретов нет, поэтому… - Галлегос пожимает плечами. Поудобнее усаживается в кресле и начинает. - Все ведь помнят, что я дружил со Стринджини и Канном? Ну, таким несносным блондинчиком и тем коренастым брюнетом, да? Впрочем, группа-то держалась только на них, и распалась она по той же причине. Ладно, не буду ходить вокруг да около, лучше расскажу, как всё было на самом деле.
Во-первых, Крис Уотрин. Думаете, он ушёл по состоянию здоровья? Мгм, как бы не так. Парню каждый день доставалось от менеджеров, да ещё и от Джея, который напивался по глупости и руки распускал, искал себе жертву для ночных сладострастий! Нет, вы не подумайте, что он домогался кого-то, Боже упаси, а вот кулаками размахивал, причем не хило! Крису потом 7 слоёв тоналки накладывали, чтобы скрыть синяки, а он, глупый, врал, что о дверь ударился! Естественно, все ему верили. Парни, как послушные собачонки кивали, когда их спрашивали, только, чтобы от Джея в следующий раз не досталось! В общем, Кристоф свалил через три года, когда силы терпеть испарились. Поначалу, да, пытался как-то держаться, со мной советовался, к психологам бегал, уезжал из дома при первой возможности, ну а в 2008-ом, всё! Надоело! Свинтил наш блондинчик!
Во-вторых, наш Майкл… Оооо, та ещё история, - Галлегос хихикнул, перевалившись с одного бока на другой, - в общем, Джей считал Джонсона своим конкурентом. Ну, понимаете, там, внешние данные, голосовые, у Майка всё это было, и естественно Канн бесился! На Джонса то руку поднять нельзя, он ответит, вот Джей и строил козни на расстоянии! То шмотки ему испортит концертные, то ботинки к полу приклеет, прическу испортит! По-детски, конечно, но Господи, это же Канн! Ребёнок в обличии мужика! В конечном итоге, Майкл тоже свалил! И правильно сделал! Серьезно! Сейчас сольниками занимается, карьеру себе делает, а Джей что? Вкидывает бабки в какие-то непопулярные рэп-группы? Да кому они нужны? Очередные слюнтяи, поющие под фанеру!
В-третьих, Риииичи! Любимый блондинчик! У Джея, продюссеров, менеджеров, - Галлегос считает по пальцам, делая задумчивый вид, - спонсоров, PR-агентов, девчонок, в общем, всех, кто хоть каким-то боком был в курсе о группе! После того, что я расскажу, вы конечно подумаете, что я завидовал или завидую? Нет. Говорю честно, сейчас, у меня есть всё, о чем я только мечтал и мог когда-то мечтать. Я пою, у меня есть любимое дело и любимая девушка, прекрасные родители, работа… а у блондина, что? Квартирка в Веатоне по соседству с предками? Или они живут вместе? – поинтересовался у корреспондента Иззи, поспешно продолжив. – В общем, в группе у Ричарда было ВСЁ, если не больше. Ему доставались партии в песнях, он писал пару сольников, все скандалы держались на нём, да и общие гонорары с концертов распределялись между ним и Джеем, а остальное – делили мы… Хотя что там… забирали то, что оставалось! Между прочим, они с Канном сотрудничали с Трипл-М, об этом я уже точно в курсе! Марк рассказал полгода назад. Эта милая компашка сдавала ребят, затевала споры в студии посреди записей песен. Короче, они делали всё, чтобы мы облажались. Хорошие отношения, правда? Я кстати, не знаю, но быть может, у них с Джеем была любовь? Ну, там, знаете, банальные гомосексуальные отношения между участниками? Мы ведь каждый день были вместе, видели друг друга голыми в душе, спали практически в одной комнате... Может, и было что-то! Я, честно сказать, не интересовался. Джей ещё хоть чем-то на мужика похож, но вот от блондина явно попахивает голубизной, - Галлегос смеётся, поддразнивая корреспондента, - и, да, ещё одно! На счет Винсента. Томас свалил из группы как раз из-за Стринджини, ведь тот ему пригрозил расправой. У них в конце 2008-ого случился какой-то конфликт, у Винса ещё потом депрессии страшные были, а Рич ему ультиматум поставил, мол, либо сваливаешь, либо я отца попрошу, он у меня адвокат! Честно, я сам слышал. Случайно, - Галлегос скромно улыбается, - ну, а в начале 2009-ого ушёл наш Винсент, ведь там ещё и Джей подключился со своими связями! Как же, блондина обижают – лучшего друга – надо помочь. Долгими были разборки, пока Томас официально не покинул группу, при этом полив Джея и Ричи грязью. Ну, а что было после – вы знаете. На этом всё. Материал подготовила и отредактировала Маргарет Уилсон».

 
GallegosДата: Суббота, 2010-10-30, 3:34 PM | Сообщение # 22
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- Блин, что за бред? – психанула Кейси, швырнув на рабочий столик журнал, что тут же проскользив по поверхности, упал на пол. – Как редакция вообще могла пропустить такую статью?! Ну, конееечно, не все же спят с начальством, как наша Мааааргарет, - сыронизировала девушка, взглянув на Джоя, что сидел рядом и вилял хвостиком. - Ладно, - тяжело выдохнула рыженькая, опустившись на кресло и обхватив ладошками голову, - это не моё дело… пусть всё идёт своим чередом, а я… буду работать как прежде и добывать информацию. И блондину про статью мы не скажем! Как он поступает с нами, так и мы с ним поступим! Я не злопамятная, Джой, но и не железная леди. Мы тоже с тобой имеем право на месть! Пусть Стринджини сам прочитает… на следующей неделе! – Кейси неохотно встала с дивана, обойдя столик и подняв с пола журнал. Она решила проштудировать статью ещё раз, как следует вдумываясь, обращая внимание на мелочи, какие-то фразы, слова, что могли бы помочь ей в расследовании. Быть может, Иззи не врал? Быть может, всё, что написано здесь – правда? На данный момент, рыженькая сомневалась, ибо подобные откровенные и необработанные статейки она встречала довольно часто среди жёлтой прессы, но «TimesPlanet» был слишком популярным и солидным журналом, чтобы выносить на всеобщее обозрение лживые факты реальности. Не показать блондину статью – значило подставить саму себя, затруднить себе задачу выяснить правду, перекрыть только что отворившийся путь, не ухватившись за ту спасительную палочку, что протянула ей Маргарет, выслав этот журнал. В любом случае, Кейси поступит правильно! Она покажет блондину свою человечность и способность прощать даже после того, что он натворил. – Думаешь, стоит ему рассказать? – обратилась рыженькая к щенку, на что тот радостно гавкнул, подпрыгнув с места. – А что, если после всего он по-прежнему будет молчать? Хотя неважно, это останется на его совести, - посоветовавшись с четвероногим другом, который всё понимал, но не мог дать вразумительного ответа, девушка уверенно направилась в комнату, нетерпеливо сев за компьютер, приступив к переписке с виртуальным собеседником. Слишком давно Кейси не общалась с родителями. Неделя – стала для неё огромным сроком. Без поддержки мамы, без нравоучительных наставлений отца, без подколов старшего братика становилось особенно скучно, а тем более в таких диких, лишённых всяких объяснений, условиях, рыженькая просто теряла себя, нуждаясь в помощи, советах, искренней и дружественной поддержке. Только мама всегда понимала её, была лучшим другом, подругой, никогда не осуждала, а лишь помогала, и наставляла на истинный путь. Пообщаться с родным человеком в он-лайне, не видя его глаз, не слыша его голоса, не чувствуя размеренного дыхания, а просто долбя по клавишам, получая через пару секунд ответ ввиде долгожданного печатного текста, было куда бОльшим счастьем сейчас, ведь сегодня Кейси снова ждал очередной одинокий вечер с чашкой горячего чая в руках, и пледом.
В Интернете девушка просидела около четырех с половиной часов, когда за окном уже потемнело, и снова начался холодный промозглый ливень в миг подпортивший радостное настроение. Но зато за это короткое, как показалось рыженькой время, она смогла получить ответы на многие волнующие её вопросы. Например, как ей быть с Ричи – высокомерным, наглым и заносчивым мальчишкой, что делать с Кэтрин – милой добродушной соседкой, что всего за пару дней стала какой-то родной и любимой, продолжать ли мстить Меган – ненавистной подружке этого самого Ричарда, и рассказать ли ему о новой статье, которая выйдет через неделю? Женщина разрешила проблемы лишь парой напечатанных строк, которые тут же отправила дочери, заставив от прочитанного улыбнуться и вздернуть плечиками, и выпрямить спину. Надо же! Очередные материнские слова, пусть такие далёкие, неосязаемые, но такие родные и необходимые сейчас Кейси, вновь добавили уверенности в себе и собственных силах, подкрепив желание свернуть горы и сделать своё имя известным во всей Германии. А самое главное – было начать всё сначала, с нуля, с чистого белоснежного листа, что рыженькая мысленно для себя развернула, прикрыв глаза и снова улыбнувшись. Так не хотелось прощаться и уходить, теряя эту невидимую связь с родным человеком, с этими желтыми смайликами и с этими восклицательными знаками в конце каждого предложения, но… природа звала Джоя на улицу, и, попращавшись с любимой мамочкой, послав ей в ответ много мысленных поцелуев, Кейси закрыла ноутбук, спустившись вниз, чтобы прогуляться с щенком.
Мда… она и не подозревала, что всё так запущенно, перед выходом даже не соизволив глянуть в окно. Куртка без копюшона, вместо резиновых надоевших сапог, тёплые уги, ведь сегодня было особенно холодно, и светлые штаны – отличное начало вечера! Зато Джой веселился! Рассекая по лужам, ловя в них отражение фонарных столбов, чиркая лапкой по собственной тени, и лая, когда эта самая тень, начинала движение. Кейси уже улыбалась, стоя сжавшись в комок на дороге, и чувствуя, как по её вымоченным волосам стекает воды, да и лицо леденело так, что губ не чувствовалась, а по спине, вдоль позвоночка струились муражки, вынуждая рыженькую подпрыгивать на месте, чтобы окончательно не замерзнуть. Полупрозрачный студеный пар уже струился изо рта, когда мимо девушки в тёмной дутой куртке и копюшоне пробежал незнакомец, спешивший спрятаться от дождя и согреться у тёплого камина. Правда, походка и эти голубые рваные на коленях джинсы выдали в незнакомце Стринджини, которого Кейси решила тут же предупредить о статье.
- Привет, Крис, - вполголоса проронила она, ибо от жгучего холода зуб на зуб не попадал. Но парень не обернулся, на что рыженькая повторила попытку, - Крис, подожди! – поспешила она к блондину, когда тот, наконец, обернулся.
- Слушай, Кейси, отвали, ладно? – начал он, чем заставил девушку вздрогнуть, а её милая улыбка тут же потухла, позже вовсе сойдя на нет. – У меня и без тебя проблем по горло после вчерашнего. Не надо усугублять и навязываться. Мне осточертело общение с тобой! Ты достала уже! Поэтому, будь добра, отвали! – повысил голос Рич, и не дожидаясь ответа, повернулся, направившись в дом.
- Нет, это ты будь добр, Стринджини! – разозлилась рыженькая, нагнав блондина, и дёрнув за плечо, развернула к себе. Сейчас её уже не волновал мороз и то, что по её лицу текли капли дождя, так отчетливо напоминающие слёзы, её волновал только этот придурок, что снова решил показать, кто тут главный, и Кейси – лишь вставшее у него на пути препятствие. – Хватит во всём винить окружающих, ты лучше в себе покопайся! А то возомнил себя королём - важным, великим и властным! Извини, Ричи, но мир не будет вертеться вокруг тебя по твоей же прихоти! Обязательно найдётся тот, кто собьёт твою спесь, и можешь не надеяться на свою смазливую мордашку и просящие щенячьи глаза! Это тебя не спасёт! Уже не спасло! Если Меган готова выслуживаться, не в состоянии справиться с твоей бесхарактерностью и терпит ежедневные унижения, то я… терпеть такое не стану! Не ту мишень выбрал, Стринджини! Ты самоутверждаешься унижая других, смешиваешь людей с грязью, так же, как это делали когда-то с тобой в том мирке, под названием шоу-бизнес! Поверь, малыш, я прекрасно знаю, что такое твой шоу-бизнес и как он жесток, но это не оправдывает подобного эгоистичного поведения! Шоу-бизнес убил в тебе все моральные качества, Ричи! Неужели, ты сам этого не замечаешь и не чувствуешь, м? У тебя нет друзей, кроме собственного сводного брата, который при первой же возможности сбегает в соседний штат! У тебя нету поддержки и помощи, ведь Кэтрин все глаза выплакала, а ты ведёшь себя, как последняя скотина, принижая близких и любимых людей! Ладно я, мы с тобой практически незнакомы, возможно, я и заслужила подобное, но подумай о матери, о её самочувствии, и о том, что она переживает каждый раз, когда слышит, что тебе неродная! Мать не та, кто родила, а та, кто воспитала, подарила любовь, нежность, заботу, дала кров над головой! Запомни это, как необходимую жизненную цитату, Стринджини, и вспоминай всякий раз, когда чёртов бес снова вселится тебе в мозг! Это неуважение, в первую очередь, к самому себе – винить мать в своих же просчетах и слабостях! Ты слабак, Стринджини! Ты не в состоянии извиниться или признать ошибки! Да ты даже не можешь признать, что я права, в настолько эгоистичного и циничного ты превратился! Возможно, ты бы и сказал спасибо Кэтрин, если по воле случая оказался бы в приюте, ежедневно претерпевая унижения и грубость со стороны остальных ребят! Конеееечно, наш же солнечный мальчик никогда не знавал неудач и жестокости, привыкший возлежать на янтарных подушках, раздавая приказы, превращая своих же родственников в рабов! Ты никто, Стринджини! И жизнь у тебя ничтожная! Важно, ни какой ты снаружи, а какой ты внутри! Именно внутри у тебя и пустота, Ричи! Если в последствии она и заполнится чем-то, то только желчью, или змеиным ядом, но никак не любовью и теплотой, что присутствует в каждом из твой благополучной семьи, но не в тебе! – крикнула Коллинз, расплакавшись. Но, к сожалению, под дождём, что уже лил стеной, блондин не заметил её слёз, и кажется пропустил мимо ушей то, что говорила Кейси в эту минуту. Она кричала, она чувствовала, как внутри умирает последняя надежда вселённая её матерью, как всё разрывается по частям, как кусочки недавней уверенности рушатся, а сама она умирает, так медленно, так мучительно, и эта тупая боль снова бушует в сердце. Прошла неделя, всего неделя, а этот блондин уже тщательно поиздевался над ней, полоснув острыми ножами по всеми телу, задев жизненноважные органы, и прошептав, что умирать она будет долго. И это случилось! Кейси уже умирала. Не физически, скорее морально, ведь её настроение было похоже на настроение каторжника – такое отчаянное, гнетущее и омерзительное, что хотелось броситься куда глаза глядят, не оборачиваясь назад, и не вспоминая случившееся. Но Ричи это было бы только на руку. Он словно питался плохими чувствами окружающих, подкрепляя свой творческий настрой, увеличивая ту дозу яда, что уже бродила по его организму.
Не сказав ни слова, вообще никак не отреагировав на разглагольствования девушки, блондин побежал вперед. Нет, не в дом. К гаражу, где пытался завести машину кто-то из родственников.
- Э-эй, Бооо, ты вернулся? – залился улыбкой Стринджини, решив таким образом отделаться от только что сказанного соседкой, но увы, это не подействовало, и плохой настрой, скорее состояние, приближенное к неуравновешенному, затащило Ричи в свои сети.
- Да, вернулся, Крис, но снова уезжаю… - так же монотонно и сухо ответил Бобби, не вылезая из мини-вэна, делая ещё одну попытку его завести.
- А куда? – не отставал блондин.
- В клуб. Мать устроила скандал дома. Напиться хочу!
- И берёшь тачку?
- Доеду только, а там видно будет! Во всяком случае, оставить её у ворот всегда можно…
- Тогда я с тобой, - успел сказать Стринг, тут же обогнув капот и сев рядом с братом, - напьёмся вместе. Мне тоже нужно забыть кое о чем…. Эта шизанутая Кейси из соседнего дома меня затрахала! Поехали, – наказал Стринджини, отбив ладошками ритм по бардачку.
Как бы он сейчас не старался держаться стойко, как бы не пытался усмирить вырвавшиеся наружу эмоции, полные грусти и разочарования, глаза, выдавали его с потрохами. На тот случай в каждом автомобиле и лежали его солнцезащитные очки, чтобы под стёклами он мог спрятать боль, отчаяние и свалившийся на его плечи позор, ведь Кейси оказалась права, как никто другой задев его чувства, но которые блондин не собирался признавать сейчас. Вот, наконец, Бобби дал по газам, и отцовский мини-вэн, в компании двух несносных братьев, скрылся вдалеке, под пеленой дождя.
 
GallegosДата: Суббота, 2010-10-30, 3:35 PM | Сообщение # 23
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- «Ти-ихо, тихо, Коллинз… хватит реветь, - прозвучал измученный голос разума. – Какой-то щенок решил над тобой поглумиться, а ты и ведёшься. Перестань быть тряпкой, возьми себя в руки, и отправляйся домой, иначе, твоя работа застопориться ещё на пару недель из-за грипа! Хватит тратить свои никчёмные нервы на какого-то недоразвитого пацана, ты старше него нравственно, а следовательно, будь умнее, нацепи маску, сделай вид, что тебе всё равно. Поверь, безразличие заденет его гораздо больше, чем слёзы…» Чеееерт, но почему мне тогда так плоооохо…. – вслух прокричала Кейси, подняв голову к небу, снова ощутив этот поток грузных капель на своём лице, что уже практически ледышками били по щекам и лбу. – «Хватит стоять здесь, как дура и ждать! Он уехал с Бобби! Он не вернётся! Смиритесь с этим! Быстро вали домой, Кейси Коллинз!» - этот поучащий голос разума, словно, голос родной матери – немного резкий и напутствующий, заставил девушку достать из мокрой насквозь куртки, ключи, и направиться к дому. Широкая коротенькая дорожка, ведущая от порога Стринджини к её собственному, позволила рыженькой вспомнить несколько жизненноважных уроков, которым её обучали вначале карьеры, и которыми она пользовалась ВСЕГДА. Всегда, до сегодняшнего момента.
«Если ты журналист - держи всё в себе. Свои чувства, эмоции, мысли, не позволяй разуму овладевать телом. Будь сильной, напористой, грубой, циничной. Ведь, в этом залог успеха!
Если ты журналист – мирись с любыми неприятностями, трудностями, препятствиями. Их будет много в твоей жизни. И каждую, даже незначительную оплошность, воспринимай, как должную. Ведь, в этом залог успеха!
Если ты журналист – относись к людям так, как они того заслуживают, а никак того требует ситуация. Будь с ними доброй, вежливой, искренней, а они, в свою очередь, поделятся с тобой информацией. Ведь, в этом залог успеха!
Если ты журналист – держи друзей близко, а врагов – ещё ближе. Не оскорбляйся, если однажды они подставят тебя. Ты всегда сможешь отыграться. И главное, сохранять спокойствие, быть на чеку! Ведь, в этом залог успеха!
Если ты журналист – готовься притворяться и играть. Ты – актёр. Старайся искать точки соприкосновения в любых ситуациях и с любыми людьми. У тебя всё получится, главное, верить в свои силы. Ведь, в этом залог успеха!
Ты уже журналист! Начинай работу!»
Увы, но в который раз, переворошив в голове эти указания, Кейси не стало лучше или чуть-чуть легче, слёзы по-прежнему мерным потоком катились из глаз, заставляя рыженькую вновь и вновь переживать те минуты позора и унижения, что девушка сама себе создала. Будь она немного увереннее, и немного напористее, она бы смогла показать Стринджини всю свою выдержку, резкость, умение контролировать ситуацию и управлять людьми, но пока… людьми управлял только Ричи, и в данном случае, Кейси, которая повелась на провокации эгоизма, и пострадала.
Малыш Джой ютился рядом с хозяйкой возле камина, вновь стараясь перенять частичку боли и мучений на себя, вылизывая девушке ледяные ладошки, надеясь, что хоть так его хозяйка перестанет плакать и улыбнется, но этого не случилось. Рыженькая лишь обхватила пса за шею, крепко обняв, зарывшись носиком в шерстку, выражая благодарность и преданность. Она благодарила его за терпение, за выносливость, и за то, что вот уже 3,5 года этот щенок терпел её настроение. Такое разное, переменчивое, и чаще всего негативное…
Да, Кейси несомненно нравилась её работа, ведь журналистикой она увлеклась ещё в школе, надеясь, что в будущем сможет прославиться, станет дипломированным специалистом, асом во всей аспектах журналистской деятельности, будет колесить по странам, чтобы добыть хоть какую-то информацию, и это случилось, но… не совсем так, как рыженькая рассчитывала. Всё, чего она добилась за эти дни, да что там, за эти месяцы – так это опротмечиво согласилась на работу, что вот уже как неделю мучила её, а от одной только мысли становилось тошно, и кружилась голова. Наверное, Бог наказывал её за грехи? Ибо Кейси без разрешения тысячи раз влезала в чужие жизни, становилась виновницей разводов, разладов, ссор в семьях, добывая компрометирующую информацию для редакции ввиде фото. Да, она писала об открытии школ, о том, какой наряд был моден в этом сезоне, какие актрисы и актёры держались в чартах на музыкальных каналах, или скольких собак усыпили в центральном приюте, но это было не то! Совсем не то! Скандальных статей и первых страниц с большим разворотом удостаивались немногие, возможно лишь те, кто ложился в постель с руководством, или вкладывал огромные бабки для своего продвижения вверх, но Кейси не желала ни того, ни другого, привыкшая всего добиваться сама, непосильным трудом, растрачивая силы, нервы, и превращаясь уже не в ту милую девочку, которую привыкли видеть родители, а в робота – стального, бессердечного, готового подчиняться приказам, но, к сожалению, без подзарядки. Кейси нельзя было перезарядить или поменять батарейки, как у неживых ничтожных машин, её глубокие сердечные раны уже нельзя было зашить или заклеить, перетянув прочным тугим жгутом. Ибо общаясь с ничтожными людьми, она сама в какой-то мере становилась ничтожеством, о которое вытирали ноги и норовили обидеть, растоптав и облив грязью.
- Спасибо, малыш, - прошептала Кейси, поцеловав Джоя в носик. – Ты единственный, кто после мамы и папы любит меня… Ты мой самый красивый, самый добрый и нежный мужчина на свете! Я очень благодарна тебе за поддержку! – девушка натянуто улыбнулась, когда пёс лизнул её в щеку, и, натянув на плечики одеяло, улеглась на подушку возле камина. По мнению Коллинз, огонь забирал плохие мысли, эмоции, дарил наслаждения, делая этот ужасный вечер чуточку приятнее и веселее. Джой, не отходя от рыженькой ни на минуту, подлез к ней под бок, желая ощутить это родное биение сердца и восстановившееся размеренное дыхание. Как ни крути, а Джой всё видел и понимал, уже начиная видеть в блондине врага, и начиная рычать, как только парень попадал в его поле зрения. Обижать Кейси, доводить её до слёз, до того состоянии, в котором девушка оказывалась всякий раз после общения с этим блондином, значило, выводить щенка из себя, вынуждая реагировать на парня, как на красную тряпку.
Тяжело выдохнув, и закрыв глаза, девушка обняла Джоя, как можно крепче прижав к себе, чувствуя тепло от шерстки, и успокаиваясь от прерывистого негромкого собачьего сопения.

Парни остановились прямо у ворот клуба, поставив тачку на сигнализацию, даже не заботясь о том, что перекрыли служебный вход. Они уже успели накачать себя алкоголем, ведь Бобби, вернувшись из Эдиссона, прихватил с собой несколько упаковок пива, спрятав «наркотик» в багажнике. Если для него алкоголь был простым развлечением, безобидным и банальным, то для Ричи – это было что-то вроде небольшой дозы героина, что вводили в кровь наркоманы. Парень опьянел моментально, пока ещё в состоянии держаться на ногах, но уже не в состоянии трезво мыслить и внятно реагировать на действия брата, который потащил блондина в клуб. Тёмные очки, что Рич нацепил ещё вначале поездки, сделали своё дело, скрыв эти пьяные голубые глаза, которые могли выдать Стринджини в любую минуту.
Музыка оглушительно бабахнула, когда ребята оказались внутри, а блондин вжал голову в плечи, словно под натиском какого-то Апокалипсиса, тут же засмеявшись. В любом другом месте и другой обстановке, его поведение могло показаться глупым, или хуже того, невменяемым, но сейчас, вокруг него толпилось много подобных личностей, желающих разделить позитивный настрой и оторваться по-полной. В планах Ричарда на сегодняшние вечер и ночь тоже было нечто аналогичное, а именно – выпить, покурить, выпить ещё, заполняя алкоголем свой организм до момента отключки.
Взъерошив светлые волосы и выдав громкий откровенный смешок, блондин направился к бару, сопровождая походку танцевальными движениями, иногда отвлекаясь на подкат к обворожительным незнакомкам, даря им раскованные поцелуи в щечку и свою пленительную улыбку. Казалось, что все люди и клуб готовы подчиняться его великолепному настроению, танцевать вместе с ним и смеяться, если на Стринджини найдёт очередная волна вдохновения. Бобби не обращал внимание на поведение младшего братика, уже настолько привыкнув к этому, что ничего сверхъестественного, по его мнению, не происходило. Он, вообще, оставив блондина одного, в центре, уже образовавшейся дружественной компании, удалился в вип-комнату, ближе к тишине и комфорту.
- Так, девочкииии! – прокричал Стриндж, подняв руки вверх, и снабдив свои же слова радостным возгласом. – Сейчас дядя Ричард закажет всем выыыыпивки! Яхууу! Ну, что, все идём к бару?! – рассмеялся он, а девушки, словно обученные мартышки, зааплодировали, радуясь, что хоть кто-то сегодня проставится ради них. – Так, - начал блондин, повиснув на барной стойке, приспустив очки, и взглянув на бармена поверх тёмных стёклышек, - мне двойной виски со льдом, этим трём брюнеточкам водки, а рыженькой и блондинке текилы! Я всё правильно назвал? – обернулся на них Стринджини, на что девушки кивнули, разулыбавшись. – Так, давай, поторопись, а то мне некогда… - приказным тоном объяснил Ричи, вновь оговорив заказ.
- Им меньше 21-ого. Я не имею права продавать алкоголь несовершеннолетним, - протирая стаканы и проверяя их на свет, ответил бармен, ничуть не смутившись.
- Ты продаёшь не им, а мне! Мне 24, так что всё зашибись! Поэтому, давай-ка, пошевеливай задом и выполняй работу. Я тебе плачу, между прочим… - злился Стринджини.
- Извините, но они несовершеннолетние. Это незаконно.
- Да плевать! – психанул Стринг, стащив очки. – Ты хоть знаешь, кто я такой? Внимательнее на моё лицо посмотри, м?!
- Ладно, Ричи, не нужно… мы пойдем… - забеспокоилась одна из девушек, пытаясь пресечь назревающий конфликт.
- Тихо! Сейчас всё будет!Ещё минутку подождите! – подмигнул блондинчик, снова обратившись к парню за стойкой. - Ну?! Не узнаешь? – бармен помотал головой, не прекращая протирать бокалы. – Значит плохо телевизор смотришь и радио слушаешь! Группа Us5, я солист, напоминает о чём-нибудь?
- Нет.
- Идёмте, девочки… - толкнула подружек рыженькая, но блондин не услышал, продолжая пререкаться с парнишкой.
- Короче, давай сделаем так, - начал объяснять Стринджини, жестикулируя ладошкой, - ты сейчас продаёшь нам спиртное, а я не жалуюсь администратору клуба на хамство с твоей стороны. Уж поверь, я преподнесу всё в такииих красках, что увольнения тебе не избежать! А девчонки всё подтвердят, как свидетели! Правда, девчонки? – обернулся Ричи, обнаружив позади себя лишь танцующую толпу. – Фак, отлично! – стукнул он по столу. – Лаааадно… найдём других проституток на ночь, - снова нацепив очки и тяжело вздохнув, блондин направился через зал, потеряв всякое настроение и азарт, что сохранялся до недавней минуты.
Натянув до локтей рукава тёплой кофты, облизнув пересохшие губы, и бросив презренный ненавидящий взгляд в толпу, Ричи пошёл вперед, расталкивая людей, двигаясь грубо и резко, многим причиняя боль, нанося тупые аляповатые удары всем тем, кто сейчас его окружал. Дурацкий клуб! И зачем он только пришёл сюда снова, поддавшись искушению возвратить приятные воспоминания прошлого, что не тревожили блондина вот уже несколько дней. А как всё прекрасно начиналось – 2006-ой год, Us5 первым рейсом вылетают в Чикаго, чтобы встретиться с семьей Стринджини и познакомиться с родителями, воспитавшими такого милого и очаровательного сына. Самолёт приземляется, а парни, глотая свежий чикагский воздух, спускаются вниз по трапу, оглядываясь, знакомясь с местностью, и теми людими, что первыми выбежали из толпы. Радостные лица, светящиеся теплотой и заботой, теплые ласковые слова, и объятия, сначала долгожданного сыночка, а затем и остальных ребят. Впрочем, Кэтрин и Роберт радовались тогда всем! Даже менеджменту и Лу, которые предоставили мальчикам отпуск. Те дни были незабываемы, потрясающие эмоции, непередаваемые впечатления, и все счастливы! Начиная от сорванца Иззи, что весь уикенд снабжал компанию шуточками, и заканчивая миссис Стринджини, которая, кажется, успела полюбить всех, попросив приезжать почаще! Галлегос даже плакал, когда садился в самолёт, прижав к себе Кэтрин, как дорогую маму, желая напоследок здоровья, любви и счастья с обожаемым мужем. А потом снова взлёт, прощание с родными, и самолёт оказывается в небе, оставляя родителей уже одних…. Без громогласного ора, здорового смеха и тех молодых безбашенных мальчиков, что за пару дней озарили скучную рутинную жизнь светом.

 
GallegosДата: Суббота, 2010-10-30, 3:35 PM | Сообщение # 24
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
Казалось, 4 года прошло, а Ричи помнил это, как будто вчера…. И почему всё закончилось? Зачем он вообще покинул группу, последовав совету Джея, что так будет лучше, да и спокойнее. Но спокойнее кому? Блондин уже год как искал это «спокойствие», залечивая раны то сигаретами, то выпивкой, то наркотиками, которые, правда, пробовал редко, но лишь тогда, когда было особенно плохо, когда эмоции накрывали с головой, собственный разум не слушался, и выхода иного не оставалось. Возможно только Джею и стало спокойнее, ведь с распадом группы, он освободился от тяжелого нестерпимого груза ввиде 4-х уставших ребят, что уже явно сдавали позиции. Выдержка у них была уже не та, здоровье из-за ежедневных концертов портилось, да и менеджмент все свои обязанности возложил на Канна, сетуя на непопулярность группы. В какой-то степени это и стало причиной распада, но самой незначительной причиной, ибо дальше сам Джей приложил максимум усилий для всего этого. За 5 лет совместной жизни, да и между делом подрабатывая в Трипл-М, он успел изучить парней вдоль и поперёк, знал к кому подходить с разговорами, и на какие рычажки нажать, чтобы добиться результата. Ричи был самым наивным и доверчивым в группе, и не смотря на свой, казалось бы внушительный, возраст, доверял Джею, как самому себе. Объяснять причины таких поворотов, углубляясь куда-то в прошлое, вспоминая моменты провалов и ссор, акцентируя внимание на том, что уже всем пора отдохнуть, было бы лишним, блондин уговорился сразу, на первых же «нотах» согласившись со всеми доводами Канна, и пообещав поговорить с остальными. Но, чёрт, насколько же это было глупо и опрометчиво с его стороны, ведь Иззи тут же хлопнул перед его носом дверью, громко послав и пожелав удачи в сотрудничестве с Джеем. Кейси и Джейсон сделали практически то же самое, но только менее эмоционально, в тишине разойдясь по комнатам, оставив Стринджини с самим собой. Кусая губы, обдумывая произошедшее, но по-прежнему, соглашаясь с Канном, Ричи думал, как воплотить всё в реальность, сделав это попроще, не обижая фанаток и не разрывая контракта. Сейчас, конечно же, он проклинал себя за эти мысли и действия, ведь Джей банально его использовал, желая прикрыть собственный зад, а при случае, если что, свалить всё на блондина. По-моему, отличная стратегия, когда нужно всех вокруг смешать с грязью, а самому вылезти из этого дерьма чистеньким и невредимым. И Канн вылез, по-прежнему наслаждаясь прекрасной жизнью, купаясь в деньгах и драгоценностях, заключая контракты с другими группами, занимаясь продюсерством, а вот Рич стал шизофреником, в прямом смысле этого слова, глотая таблетки, алкоголь, срываясь на родственников, но зато с осуществившейся мечтой.
Найдя свободный, заставленный чьей-то выпивкой столик вблизи туалета, блондин уселся на диван, подперев ладонями голову, и зарывшись пальчиками в светлые, торчащие ёжиком волосы. Стринджини не хотел ни о чем сейчас думать, но даже сквозь оглушительно-громкую музыку, мысли обволакивали со всех сторон, возвращая его не только к пикантным подробностям жизни группы, но и к самоуверенной речи Кейси, которая не только разоблачила парня, но и морально уничтожила, предоставив его страданиям продолжение. Девушка была права, во многом права, как собственно и в том, что Ричи был слабаком. Только слабак мог опуститься до оскорблений, до алкоголя и наркотиков, считая свою жизнь никчемной, а раз так, зачем волноваться! Только слабак мог унизить родную мать, пеняя на неродство и испорченное будущее из-за ненависти к подружке! Только слабак мог так по-хамски отзываться о малознакомой соседке, ссылаясь на отвратительное настроение, но увы, это были лишь отговорки…. Ричи сам понимал, что испортился, но не мог этому противостоять. Это, как наркоман перед принятием дозы знает, что нужно остановиться, сохранив оставшееся здоровье, но всё равно вводит наркотик в вену, получая от этого кайф, ни с чем не сравнимое удовольствие, делая это снова и снова, пока разум окончательно не покинет тело под действием эйфории. Точно таким же наркоманом был и Стринджини, но питался он исключительно чувствами окружающих, их эмоциями, настроением – плохим и хорошим, получая от этого наслаждение, как от дозы.
Нет, это не группа и не шоу-бизнес испортили его, а простое желание быть знаменитым. «Звёздная болезнь», как говорили в народе. Именно она убивала и морально разлагала человека, как личность. Ведь Ричи больше не узнавали на улицах, на него не показывали пальцем, девчонки больше не просили автографы, в телепередачах и новостях больше не мелькали его имя и фамилия. Каждому, кто хоть как-то касался этого пути, идя по дорожке тщеславия и высокомерия, становилось плохо, если это вдруг исчезало. Да, конечно, Рич бы мог изменить свою серую жизнь, подкрепив её улыбкой, радостью, весёлым и солнечным настроением, но казалось, он уже настолько привык чувствовать себя ничтожеством и дешёвкой, что всё желание пропадало, и парень упивался горестями неудач.
Издав мучительный стон, царапнув ноготками по голове, блондин закрыл глаза, чтобы не видеть всю эту кричащую и визжаю толпу, которая начала напрягать и бесить, да только Ричи не собирался уходить просто так. Он словно ждал какого-то чуда, находясь в подавленном состоянии, но надеясь на прекрасное окончание вечера и на то, что ему всё же удастся кого-нибудь подцепить. С Иззи, в своё время, они прекрасно справлялись с этой задачей, указывая незнакомкам лишь на нужную комнатку в випе, а дальше просто получая удовольствие и упиваясь победой. Но сейчас, Ричи потерял сноровку, да и с Меган особо не погуляешь, а потому, теперь приходилось мириться и сидеть в одиночестве за этим столиком.
В очередной раз, кинув пронзительный взор в толпу, Стринджини увидел каких-то парней, что с интересом разглядывали его и перешёптывались, пока не предпринимая попыток подойти. Блондин даже вздрогнул от страха, что пропустил по его рукам неприятную волну мурашек, ведь этот его вид растрёпанного и неаккуратного парня, спровоцировал одного из компании, направиться вперёд. Что они от него хотят? Что делать? Бежать, или продолжать сидеть, сохраняя спокойствие, и делая вид, что он не боится? Чёрт! Ричи громко сглонул, вжавшись в угол диванчика. Он не хотел выдавать себя переживаниями, не хотел нервничать, когда незнакомый парень сел рядом, но волнение было настолько сильным, что Стринга прошиб слабый пот. Внешне незнакомец был очень милым, хорошо одетым, подстриженным, на его левой руке красовался Rolex, а свитер – из последней коллекции Армани. Ричи не доверял таким людям, уж слишком были свежи воспоминания той недавней поездки с Бобби, и той драки, когда блондин получил ни за что.
- Привет, малыш, - с улыбкой самого настоящего извращенца, проговорил присевший рядом, брюнет. Правда, пока, в его словах или действиях не было ничего отталкивающего или пугающего. – Мне кажется, или тебе действительно нужна моя помощь?
- В каком смысле? – неуверенно поинтересовался Рич, под столом сжимая левую ладонь в кулак.
- Ну, в смысле, алкоголь, наркотики, может, травку хочешь покурить, м?
- За идиота меня что ли держите? Типа, если я блондин, то наивный, или сразу брошусь доверять первому встречному? Спасибо, но ваши услуги меня не интересуют, - грубо отозвался Стринджини, даже не соизволив снять солнечные очки.
- Да я и не прошу тебя доверять мне, - усмехнувшись, ответил незнакомец, перекинув одну ногу на ногу, - просто, я же вижу, что тебе хочется…. Можешь поверить, опыта у меня предостаточно, чтобы, если не с первого, тооо, может со второго взгляда, обнаружить среди нормальных людей наркомана, - Рич поперхнулся от его заявления. – Да ладно, парень, я пошутил! – засмеялся брюнет, примирительно выставив перед собой ладони. – Это шутка. Просто, я подумал, ты интересуешься…. Знаешь, - незнакомец придвинулся ближе, - на самом деле, я не всем предлагаю такое…. Просто, ты мне сразу приглянулся, и… я подумал…
- Слушай, отвали от меня, а? Пока по-хорошему прошу! – Ричи явно начинал злиться, что заставило парня не отказаться, а наоборот, с большим упорством, надавить на блондина.
- Эйей! Погоди! Погоди! Тут такая вещь… в общем, понимаешь… этот наркотик совершенно безвреден. От него просто эйфория и настроение хорошее. Никакой зависимости не произойдет, ну, если ты этого боишься…. И предки твои ничего не узнают, выветрится за мгновение, я сам пробовал, и врать бы не стал. Мне от этого никакой выгоды. Тем более, я же не продаю, я бесплатно…. Знаешь, парень, тебе явно нужно немного встрепенуться, выглядишь не очень, а с таким настроем, как у тебя, вечер может плохо закончиться. Да и в очках ты не зря, правда?
- Глаза болят… - соврал Ричи, даже не зная, согласиться или отказаться. – Светомузыка слишком яркая… - в его голове уже крутились различные мысли, а что, если этот парень на самом деле, не врёт? Что, если после дозы, ему действительно станет легче? Он забудет о всех ссорах, разногласиях, о сегодняшнем унижении со стороны Кейси…. Пусть на какое-то время он отвлечется, пусть на какое-то время почувствует себя замечательно, что в последние дни так редко случалось. Ричи прекрасно знал, что делают с людьми наркотики, до какого состояния может довести даже одна, но крепкая доза, и, что, если переборщить, можно оказаться на том свете раньше, чем кокаин начнёт действовать. Но ведь раньше он пробовал, разоряя запасы Галлегоса, раньше он получал удовольствие, так почему бы и сейчас…? Вот, просто взять, и согласиться на такое заманчивое предложение? – А ты сам-то их пробовал? – сняв очки, спросил Ричи.
- Обижаааешь… Конечно же пробовал!
- И как на вкус?
- Горьковааат… - в сомнениях, покрутил рукой парень. – Но это временно. Ты перестанешь чувствовать, когда эйфория наступит…. Я тоже приму. И это будет круто! – улыбнулся он.
- А друзья твои? – Стринджини кивнул в сторону двух пацанов, закусив дужку очков, и лукаво ухмыльнувшись. – Я пойду, если все пойдут. И надеюсь, не случится так, что вы меня подставите, или заставите платить! Можешь поверить, я найду способ, чтобы пустить вашу небольшую компашку под трибунал…. Связей у меня хватит….
- Замётано! – оскалился брюнет, протянув руку для скрепления договора.
- Отлично! – Ричи звучно хлопнул по ладошке собеседника, а после они, обменявшись ударами кулачков, отправились через толпу, за уже так необходимой Стринджини, дозой.
Забавно, но блондину до чёртиков захотелось попробовать, вновь ощутить этот бесподобный привкус наркотика, вновь почувствовать лёгкость и приятное жжение внутри тела, вдохнуть через нос этот белый рассыпчатый порошок, испытав одновременно все прелести кокаина. Ему уже не доставляли удовольствие сигареты, или завалявшееся тёмное пиво на заднем сиденье автомобиля, ему хотелось большего, и именно к этому «большему» сейчас Ричи шёл, направляясь за тремя, о чём-то переговаривающимися, парнями.
Комната, куда незнакомцы завели блондина, совершенно гостеприимно разрешив осмотреться, напомнила сарайчик – грязный, старомодный и мрачный, которым пользовались по мере необходимости, и который открывали лишь для некоторых церемоний. Собственно, принятие наркотиков – и было одной из них. Обстановка внутри – не самая дружелюбная. Занавешанные тёмные шторы, заженные свечи, расставленные по периметру комнаты, словно, здесь не раз проводили «преддозные» церемонии, обшарпанные обои, и какие-то коробки у стен. На полу Стринджини обнаружил использованные шприцы, а на столе лежал крепкий, стянутый в тугой узел, жгут.
- Мы, кажется, об этом не договаривались? – обеспокоено обернулся на парней Ричи, уже опасаясь за свою жизнь, ведь эти трое, зашедшие следом, перекрыли выход. Бежать некуда, и помощи просить не у кого, а душераздирающий крик вряд ли остановит бандитов.… Оставалось смириться и ждать…. Ждать, когда его схватят, привяжут к стулу, и насильно вгонят наркотик в кровь, как в самых настоящих кошмарах, унижая, оскорбляя, мучая, заставляя в который раз почувствовать себя ничтожеством, убеждаясь в собственной наивности, ведь Ричи снова повёлся на «приятную» внешность. Сердце бешено заколотилось, руки затряслись, как у самого невменяемого человека на свете, ноги стали ватными, а голос напомнил хрип старика.
- Мы с тобой вообще не договаривались, парень! - ответил брюнет, сжав плечико Стринга, и тут же почувствовав, как парнишку бросило в дрожь.
- Нет, нет, нет! – увернулся блондин, выставив перед собой руки и сделав неуверенный шаг назад. Его испуганный взгляд метался между тремя преступниками, а в голове невольно рождался план, как бы сбежать отсюда, сохранив себе жизнь. – Погодите! Давайте…. В общем…. Если я скажу, что передумал, вы меня отпустите?
- Обнадёживающее предположение…. – кивнул брюнет в пустоту. – Мы дебилы по-твоему, или умолишённые? – его приятный тембр стал резким, а зрачки бешено замаячили из стороны в сторону. – Знаешь, как было трудно отыскать среди нормальных людей подобного лоха?! Который бы не только согласился на заманчивое предложение отпробовать дозу, но и сам бы сделал нам шаг навстречу! Идиотов в этом клубе куча… да вот только не все ведутся…. Да даже самые конченные алкоголики, которым уже нечего терять – отказываются, опасаясь за собственную жизнь и за своё никчёмное будущее… А тут…, какой-то обдолбанный, накаченный алкоголем, слабак без проблем соглашается, при том, что сам ставит условия, пеняя на какие-то там связи…. Малыш, ты никтооо, понимаешь? И связей у тебя никаких нееет…. Полиции абсолютно плевать на бандитский притон в очередном клубе, ведь здесь таких дофига…. – посмеивался брюнет, не скрывая своей ядовитой и восхищенной ухмылки. – Знаешь, ты был для нас, словно иголка в стоге сена, такой же неприметный, неосязаемый, но мы тебя нашли…. Глупого, доверчивого паренька, что по наивности и безысходности согласился, а зряяя…. Теперь, когда такой идиот, как ты, находится у нас в руках, не думай, что кто-то последует твоей просьбе, и отпустит тебя…. По крайней мере, не сейчас. Садись, давай! – крикнул парень, указав на стул.
- Что вы имеете ввиду? – Ричи лишь вздрогнул, моргнув ресничками. Он совершенно не собирался выполнять требования преступников, не собирался мириться с провалом, ведь даже в такой, казалось бы, безвыходной ситуации, он собирался бороться, бороться за собственную жизнь…. ради мамы, ради отца, и ради своей идиотской наивности, чтобы в следующий раз суметь сказать себе «нет!», наступив на глотку и приструнив желания.
- Сейчас узнаешь… - брюнет пошарил рукой среди пузырьков на столе, вскоре, вытащив необходимый, и протянув его Стрингу. – Это новый сорт героина…. Нам только вчера его завезли. Эх, знал бы ты малыш, как трудно терпеть, выжидая тот день, тот час, и ту минуту, когда найдется обиженный жизнью идиот, чтобы опробовать на себе это прекрасное вещество…. А оно не может не быть прекрасным, - хихикнул парень, подмигнув друзьям. – Для нас наркотик, как для тебя занятия любовью… такой же приятный, пробуждающий и чувственный процесс. Ммм… хотя, что там, новичкам не понять, - махнул он рукой. – Побудешь пару минут подопытным кроликом, ладно? Я же обещал, что примем вместе? Мы примем. Только в порядке очерёдности. Сначала ты, затем они, потом я…. И да, чуть не забыл! Твоя смерть мне тут ни к чему, поэтому, будет лучше, если я вколю тебе морфин. Садись! – парень потянул Ричи за руку, но тот увернулся, отпрыгнув вглубь комнаты. - Слушай, пацан, я бегать за тобой не намерен! Не сядешь сам – последует сила.
- Да я даже под дулом пистолета не соглашусь вам помогать, - грубо отозвался Стринджини, совершенно не думая о последствиях. В какой-то момент его страх сменила хлоднокровность и сочувствие. Но не к себе, а к этим ублюдкам, которые взглядом голодных собак, пожирали блондина, в надежде, что он испугается и уступит.
- Ты так уверен? – язвительно прошептал брюнет, щелкнув пальцами. В секунду обстановка в комнате изменилась, и стала напоминанием камеры пыток. Ричи, в прямом смысле слова, превратился в мишень, в которую в любую минуту могли выпустить пулю, с вероятностью попадания в сто процентов. – Ещё вопросы есть? Садись, - кивнул парень на табуретку, но Стринг по-прежнему не сдвинулся с места, решив для себя, что пойдет до последнего, и что даже так его не сломить. – Садись!!!
- Нет!!!
- Марк?! – единственное, что смог выплюнуть брюнет в порыве гнева, ещё пытаясь сдержать себя в руках, но уже не в состоянии мириться с ситуацией и подобным нахальством.
Ричи вздрогнул, когда крепкие лапы громилы схватили его за плечи, перекрыв любую возможность увернуться или высвободиться. Увы, но Стриндижини не обладал необходимым телосложением, и дракам его никто никогда не обучал, привыкший обходить любые опасности и любых преступников – проворством. Да только сейчас это проворство оказалось ни к месту, ибо выбраться из этой небольшой комнатки стало невозможно. Марк насильно усадил блондина на табурет, надавив на плечи. – Ти-и-ихо, тихо, малыш… - он погладил парня по голове, усмехнувшись.
- Руки убери, тварь! – дёрнулся Ричи, что заставило преступников лишь рассмеяться, потешив своё, и без того отменное, самолюбие.
- Он уберёт… - кивнул главный, тоже опустившись на стул. – А вот, ты, одну из своих-то нам и протянешь…
- Мгм. А кан-кан вам не станцевать?…. Я по-моему ясно сказал, что вы ничего не получите! Тогда чего ждать, может, просто пристрелите меня и закончим на этом? Музыка в коридоре громкая, не думаю, что кто-то ринется на шум, - хихикнул Стринджини. – Ну?!
- А заманчивое предложение, правда, парни? – обратился главный к друзьям. – Тогда, давай, так, - он снова взглянул на блондина, - мы тестируем на тебе наркотик, и, если всё проходит хорошо, убиваем…. А, если нет, то… нам и делать ничего не придётся. Героин всё сделает сам…. Согласен?
- Идите в зад!
- Ясно. Значит, согласен! Тогда, приступим. Марк?! – безучастно проронил старший, на что громила, стоявший над Ричи, и сдерживающий его руки на спине, ослабил хватку, позволив боссу грубо и резко выхватить его левую кисть, потянув на себя. Парень всё ещё пытался сопротивляться, вырываясь и дёргаясь, в попытке отбиться от этих бандитов, но их цепкие пальцы буквально впивались в кожу, вызывая смертельную боль и раздражение, словно блондина обвивали миллион железных прутьев, режущих наживую. Чувство беспомощности и какого-то уныния начали подкатывать со стороны, убеждая Стринджини сдаться, пойти на поводу у преступников, ведь так будет легче, и им, и ему, а вырываясь, он лишь усугубит положение, что и без того было раскалено до предела. Наивность в очередной раз сыграла с ним злую шутку? Решила продемонстрировать, кто в доме хозяин? Нашла способ проучить, нанеся ответный сокрушительный удар? Нет! Он не может оставить всё просто так, и уступить! Он должен бороться! Он должен сделать всё, чтобы выбраться отсюда! Должен сохранить себе жизнь, показав преступникам своё самообладание и стойкость. – Дай сюда руку, идиот! – надрывался парень, в попытке засучить Стринджини рукав.
- Идите к чёрту! Вы все! Идите к чёрту! – чуть ли не плача, прокричал Ричи, смерив ненавидящим взглядом присутствующих. – Я не стану подчиняться вашим правилам! Не стану плясать под вашу дудку! Успокойтесь, в конце концов, и подумайте, чего вы лишились и можете лишиться в жизни, загоняя в себя эту дурь! Тут ведь не наслаждение главное, да? А то, что вы уже не можете представить себя без этой гадости! И, что своё никчёмное существование стимулируете наркотой! Неужели, вам самим никогда не хотелось покончить со всей этой дрянью, зажить нормальной жизнью, найти девушек, подруг, потом жениться на них, завести детей? Всё, чем вы занимаетесь сейчас, так это просираете свою бездарную жизнь, тупо просиживая в вонючей коморке, с каждой новой дозой чувствуя облегчение и радость! Но это ли цель существования, а? Неужели, вам самим нравится испытывать эту наигранную эйфорию?! Чувствовать себя игрушками в сильных руках наркотиков?! Когда можно и без допинга почувствовать себя счастливыми! У вас нет семей, нет будущего, нет никакой цели в жизни, а всё по тому, что вы наркоманы! Каждый ваш чёртов день похож на предыдущий, а люди, никогда не пробовавшие дури, становятся подобием грязи, не заслуживающей вашего снисхождения, да?! Хотите запугать меня? Уверяю, не выйдет! Я не боюсь подобных вам психов, что потешают своё самолюбие, издеваясь над беззащитными и испытывая на них свой новый транквилизатор! Не с тем связались, дамочки! Не того повязали… - уже спокойно проговорил Ричи, качнув головой, и ядовито улыбнувшись.
 
GallegosДата: Суббота, 2010-10-30, 3:35 PM | Сообщение # 25
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- Зря ты это, конечно… - ответил босс, в очередной раз щёлкнув пальцами, и Стринджини почувствовал, как его шею сдавила тугая удавка. – Ещё хоть одно слово или писк, и Марк придушит тебя…. Понял? – блондин нервно закивал, совершенно молчаливо сглотнув образовавший в горле ком. – Поэтому, не рыпайся, детка…. Пока ещё живой…. Тсс… - брюнет шикнул на Ричи, приставив указательный палец к губам. – Сделаем всё в тишине, ладно? Только не выдавай нас, детка, – прошептал он, принявшись распаковывать шприцы с длинной широкой иглой, снова нагоняя на парня тот страх, что уже в совершенстве набрал обороты. Что делать? Куда бежать? Кого звать на помощь? Ричи один, полностью в лапах преступников, и на этот раз, шуток не будет. Будут только насмешки, глумления и затуманенный разум. Ну что ж, раз такова расплата за все оскорбления, нанесённые близким людям, Стринджини готов терпеть….
Обмокнув ватку в спирте, и протерев ей нужное место на сгибе локтя, брюнет набрал жидкость в шприц, наслаждаясь победой и довольствуясь ситуацией. Парню уже самому нерпелось попробовать, вогнав долгожданный героин не ему, а себе, сделав это мягко, безболезненно, растягивая процедуру, и ликуя от чувственных соприкосновений наркотика и крови. Ричи напрягся всем своим телом, уже ожидая, когда холодная игла коснётся кожи, а сам он окунётся в небытие, возможно, в последний раз представив лица родных, мысленно попрощавшись со всеми, и сохранив в памяти радостные обрывки воспоминаний. Всё, что ему сейчас оставалось, так это молиться. Молиться и просить Господа сохранить ему жизнь, даже после всего, что он натворил, ведь по словам матери – Бог прощал многое, закрывал глаза на грехи и ошибки, протягивал руку помощи любому, кто нуждался в нём. «Господи, пожалуйста, услышь мои молитвы…. Я знаю, что не вправе просить тебя, рассчитывать на то, что ты мне поможешь, но обещааааю…. Я стану самым лучшим сыном для своей матери, самым лучшим парнем для Меган. Брошу пить, курить, попрошу прощения у Кейси, у всех родных, только, пожалуйста, помоги мне…. Пожалуйста…. Я знаю, я плохой человек, я нарушил практически все 10 заповедей, но обещаю, что покончу с грехами, если ты поможешь мне…. Господи… это всё, о чём я прошу тебя…. Пожалуйста, помоги мне…. – прошептал Ричи, зажмурившись, и вздрогнув, когда его предплечья коснулась ледяная игла. Да, сейчас! Сейчас всё и произойдет. Сейчас, он уже готов умирать и подчиняться всему, что сотворят с ним преступники.
- Идиот! – раздался громкий голос брюнета, что стукнул себе по лбу, и Стринджини приоткрыв глаза, облегченно выдохнул. – Мы же ему морфин не вкололи, парни! Пацан хоть и сволочь редкостная, но я не хочу, чтобы он тут в судорогах бился. Эй, Кэв, посмотри там на шкафу пузырьки! – коренастый блондин по приказу начальника, сделал шаг от двери, подарив Ричи светлую надежду на побег. Но, увы, сделать это было не так легко, его проворства и физической подготовки не хватит, чтобы справиться хотя бы с одним. Оставалось только положиться на волю случая, верить в поддержку и помощь Господа, но и постараться самому – проявив максимум выдержки и расчетливости. «Боже, что делать… - снова выдохнул Ричи, чувствуя, как бьётся его сердце, и как он сам вздрагивает от каждого шороха, любого скрипа и тихих голосов преступников. – «Я не хочу умирать так скоро…. Мне ведь ещё многое нужно сделать… у многих попросить прощения…. Я хочу извинить перед всеми, кого когда-то обидел…. Перед мамой… перед девушкой… перед отцом… перед друзьями… перед фанатами…. И я извинюсь…. Потому что я выберусь…. Я знаю…. Я смогу…. Я справлюсь…. Боже, хочу домой…. Где мама?.... Хочу, чтобы она обняла меня и поцеловала… как в детстве…. Хочу, чтобы снова уложила в постель, и рассказала какую-нибудь сказку… как в детстве…. Боже, хочу вернуться в детство…. В то время, когда я пошел в детский садик…. Нет, в школу…. Хочу то время, когда понял, что влюбился в Саради… и как она посмотрела на меня в день нашего знакомства…. А где Бобби?.... Почему он не ищет меня?.... Он ведь не мог забыть… Нет, он не мог оставить меня здесь одного…. Господи, как же плохо…. Почему они медлят?.... Это ожидание выводит меня…. Я не чувствую ног…. Лицо немеет…. Наркотик начинает действовать?.... Нет…. Я просто паникую…. Успокойся же, Рич, всё нормально…. Расслабься…. Рано поддаваться истерике…. Они всё ещё не убили тебя…. Значит, ты им более, чем важен…. Чёрт, хочу мороженого…. Ванильный пломбир с шоколадной крошкой…. И вафлей, да…. Хочу ведро мороженого…. И обнять свою малышку Кендру…. Я… а… я хочу в Церковь…. Сходить вместе с мамой…. Мамочка, милая, прости…. Я плохой сын…. Ты не виновата…. Я стал уродом не по твоей вине…. Боже, я так сильно тебя люблю…. Хочу коснуться твоих ладоней…. Обнять…. Поцеловать…. Сказать, что ты самая лучшая…. И… я скажу…. Обязательно скажу…. Потому что я выберусь…. Выберусь отсюда только ради тебя…. Я сделаю всё возможное…. А, если меня пристрелят…. Доберусь до дома на катафалке…. Но я увижу тебя…. И вновь почувствую тепло твоего сердца…. Осталось немножко потерпеть…. Подожди…. Я вернусь…. Я уже придумал…. Я сейчас…..» - от этих мыслей, Ричи резко дёрнулся на стуле, а парень, сидевший напротив, рефлекторно схватил его за руку. – Что же с тобой будет под дозой, пацан?! – рассмеялся он, обратившись к одному из своих подельников. – Ну, что, нашёл?
- Не могу найти. Не дотягиваюсь.
- Марк, помоги ему….
- А кто этого придурка тогда сдерживать будет?
- Не волнууууйся… - отмахнулся брюнет, - он уже и так, кажется, прибалдел! Помоги, давай, Кевину! – стянув с шеи мальчишки повязку, и надменно вздохнув, парень направился к блондину, что всё ещё шарил ладонью где-то на полке. – Нашли?! – переспросил главный.
- Нет ничего!
- Как это нет?! Я только вчера туда целую упаковку забросил! Ищите лучше!
- Мы ищем – нет! – крикнул Марк, обернувшись.
- Ещё ищите! Она не могла испариться оттуда!
- Такой умный, Дейв? Может, тогда встанешь, и сам поищешь, м?
- Безмозглые придурки! Ну, ничего без меня сделать не можете! – озлобленно кинул брюнет, отложив в сторону шприц, и поднявшись с места.
 
GallegosДата: Понедельник, 2010-11-15, 7:25 PM | Сообщение # 26
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
Совершенно без задней мысли, он взял табурет на котором сидел, и подошёл к шкафу, объясняя и разглагольствуя, как легче бы было сделать всё это. Кевин и Марк с открытыми ртами наблюдали за парнем, словно, он был объектом для подражания – такой необычайный, правильный, идеальный, или вожаком в волчьей стае, которого боготворили, и которому мечтали подражать. А Ричи, будто маленькая мишень, будто долгожданная и обещанная добыча, ютился на стульчике, уже с неким азартом оглядывая комнату, уже с неким наслаждением следя за преступниками, и краем глаза улавливая моменты, когда они отвлекались. В его «светлой» головке зарождался план, пусть несколько сумасшедший, пусть чрезвычайно опасный, но Ричи точно решил, что выберется, даже если придется пожертвовать собственной жизнью. Для парня, её цена была не велика. Он бы сам не отдал за неё и цента, но побороться и спастись стоило, стоило хотя бы ради родителей, которые не смогут пережить такую внезапную и мучительную утрату, пусть неродного, но любимого сына.
В какой-то момент, когда босс рассмеялся, поддав подзатыльник одному из подельников, Ричи понял, что их беспощадность – лишь игра и прикрытие, что их надменность и нежелание терпеть выходки мнимого заложника – притворная показуха, а резкие и грубые действия – элементарная возможность поднять самооценку. И сейчас, уже блондину захотелось почувствовать вкус этой рискованной и сумасшедшей игры, ведь в крови нещадно закипел адреналин, на лице появилась чуть заметная вражеская ухмылка, а пальчики, подхватив этот опасный ритм, захрустели, когда Ричи слегла надавил на фаланги. Забавно, но сейчас он ничуть не боялся, подкрепленный решением разозлить наркодиллеров ещё сильнее, чем потешить не только себя, но, возможно, доставив и им удовольствие. Какой же прекрасной и запоминающейся станет эта игра в кошки-мышки, когда Ричи ценой собственной жизни начнёт развлекаться.
Уже не заботясь об окружении, и не обращая внимание на спорящих о чем-то преступников, Стринджини вальяжно поднялся со стула, и словно причмокивая жевачкой, обошёл деревянный стол, проведя по нему ладонью, и задев несколько наполненных пузырьков. Реакция парней оказалась незамедлительной, услышав знакомый звон стёклышек, они в миг обернулись, смерив блондина ошеломленными взглядами.
- Чёрт, я уже заждался… - Ричи обидчиво покачал головой и незамедлительно цикнул, пока ещё не сводя глаз с заинтересовавших его вещичек. – Вы уж простите… - выдохнул он, коснувшись левой ладошкой груди, - но вся эта тягомотина с наркотой, меня утомляет. Поймите, - снова выдохнул Рич, - я же звезда… я не привык долго ждать… вы так настойчиво обещали меня дозу, но её нет,… а я хочу… где она? Пожалуйста, - Стринджини расстроенно посмотрел на преступников, забавно надув нижнюю губку, - сделайте это ради меня…. И… вы,… кажется, не могли найти свой морфин, да? А это разве не он?… - зажав между большим и указательным пальчиками небольшой пузырек с прозрачным наркотиком, Рич с отвращением его приподнял, снова ехидно ухмыльнувшись и с азартом выжидая последствий.
- Может поставишь, пока руки не лишился? Я за наркотик… тебя удавлю… - хмыкнул Дейв, осторожно потянувшись к карману на джинсах.
- Что, прааавдааа? – наигранно удивился Стринджини. – Хотелось бы посмотреть на эту часть шоу! А у вас там, как… драки, стрельба, фехтование на шприцах?! Быть может… чёрт, а может, мне тоже вступить в вашу группировку, а? У вас здесь так здоооорово… - Ричи с интересом разглядывал комнату, не зацикливая внимания на разъяренных преступниках, и на том, как Дэйв достал из кармана нож, улыбнувшись. – Оу, чёрт! – вздрогнул парень. – А это уже страшно…
- Это не только страшно, но и больно, - сверкнул глазами брюнет, сделав отчетливый шаг вперед.
- Эйейей! Стоп! Стоп! – Ричи выставил вперед руку, чем заставил противника остановиться. – Я бы… не советовал… делать… резких… движений… Дээээйв…
- Да, неужели?! Наживка тут ты, детка. Не я. Тебе приказывают, ты повинуешься. Любой шаг в сторону, и паф… - парень пальцем показал выстрел пистолета в голову, а потом, словно, задул тусклый дым, - тебе не жить…
- Блииин… - снова цикнул Стринджини, - я бы с радостью согласился на твоё доброжелательное предложение, Дэйви, да…. вот незадача, у меня твой флакончик…
- Этот флакончик будет стоить тебе жизни, ублюдок…
- Проверим?!
- Попробуй!
Звук разбитого вдребезги стекла, эхом пронёсся по комнате, а в глазах брюнета промелькнуло явное желание убить.
- Упс! – пожал плечиками Ричи. – Урониииил… И что же скажет твоя мамочка, когда вернётся с работы, увидев кавардак на полу?! Ммм… Ладно, придётся убрать, извини… - присев на корточки, и принявшись выжидать момента, когда Дейв обойдет его сзади, блондин резко подался вперед, прошмыгнув под столом, и даже упав, но не переставая улыбаться, ведь сие действо доставляло ему максимум удовольствия. Насколько маленькой ни казалась бы комнатка, на сколько сильными ни были бы бандиты, Рич наслаждался, наслаждался победой, ведь даже в такой опасной и пугающей ситуации, он смог найти выход и улизнуть. Правда, пока… это получалось не очень удачно.
- А, ну, иди сюдааа, сволочь! – Кевин и Марк подхватили блондина под руки, вытащив из-под стола, и насильно поставив на ноги.
- Пристрелите его! - как-то отчужденно и хлоднокровно распорядился главный и вышел, оставив троицу наедине.
- Ну?! Слышал, что он сказал?! – крикнул Марк.
- Мгм. А ещё, он кажется, сказал, что ты урод! Или мне послышалось? – закатил глазки Ричи, но его тут же схватили за грудки.
- Ты даже представить себе не можешь, на какую кучу бабок ты влип! И на какую кучу бабок ты подставил свой звёздный зад, крошка! Поиграть захотелось? Детство вспомнилось? Да только учти… не то место выбрал, малышка…. У нас с этим строоого… Шаг в сторону, и можешь пенять на себя… Да тыыы, я смотрю, и адреналинчик любишь? И боль? Ммм… Так, вот… сейчас будет больно, солнышко… - грубый пенок в живот не заставил ждать, и Ричи упал на пол, истошно закричав. За долю секунды на его лице отразилось всё: и боль, и мучение, и отчаяние, а самое главное, искреннее сожаление за безграничную глупость. И с чего ему показалось, что бандиты шутили? Ведь удар был настолько сильным, настолько чувственным и действенным, что у парня закружилась голова, а в глазах замаячили огоньки, так отчетливо напомнившие яркие звёздочки. Теребя в руках майку, сминая её от пронзительной боли, Ричи стонал, извиваясь по полу, словно ощущая, как по его телу водят острым наточенным ножом. – Ну, каааак, нравится? – Марк схватил блондина за волосы и немного приподнял его голову, не спуская с лица парня пристальный взгляд. – По-моему, отлично получилось, как ты считаешь?
- Считаю, что вы скотины последние и уроды, каких поискать! За свою дрянь уже готовы человека убить… Не боитесь, что после, загремите в полицию?! – Ричи с насмешкой глядел на преступника, немного прерывисто, но всё же уверенно, отвечая ему, пока тот, склонившись, стоял на колене, сжимая в ладони его светлые волосы.
- А кто тебе сказал, что будет после, м? Дэйв такой самодеятельности никому не прощает, солнышко…. В особенности тем, кто ведёт себя по-ублюдски…. Не знаешь, кто это может быть здесь?
- Вы? – съехидничал Ричи, дёрнув бровками.
- Вы! – столь же саркастично ответил Марк, засадив ему мощный удар в лицо.
- Аааааахахааааа! – сквозь смех закричал блондин, прижимая ладонь к разбитому носу. Было не столько больно, сколько противно, ведь кровь от глубокого внезапного вдоха прошла через горло, подарив Стринджини свой омерзительный, тошнотворный и металлический привкус. – Слушай, да ты бьёшь, как девчонка! И в какой только школе учили так драться? На твоём месте, я бы не красовался перед боссом, выглядишь глупо, даже с таким серьезным лицом… уж, прости… - пожал плечиками Ричи, снова почувствовав острую боль, отдавшуюся в висках некой дробью.
- Слушай, сюда, пидор! – теперь, Марк схватил его за грудки, притянув к лицу, отчего блондин даже вздрогнул. – Я бы на твоём месте не рыпался и не вякал, по добру – по здорову! Наш босс слишком добренький и сентиментальный, а вот я… склонен к мести…. Запугать взрывного мальчишку, подорвать его самолюбие, заставить унижаться, просить – может каждый, а вот претворить это всё в действительность – неееет…. Можешь поверить, малыш, – я не такой…. Я жёсткий, я грубый, я не раз сидел, и столько же раз бежал…. Для меня нет такого понятия, как жалость….. Я не щажу никого, если мне перебежали дорожку…. А ты, сол-ныш-ко, сегодня сделал это с десяток раз. Так, что… можешь угадать, что будет с тобой в дальнейшем… ммм? – теперь, ехидничал Марк, убеждая блондина в своём совершенстве, в своей непоколебимости и жестокости.
- А знаешь,… в качестве преступника ты убедителен,… но!… переигрываешь немного. Стоило бы потренероваться, прежде, чем демонстрировать публике всё своё мастерство. Да, возможно, тебе стоит подучиться немного, а то я не верю…. Прости. Немного волнуешься, когда говоришь, и слова у тебя нечеткие… Окончания смешиваются с окружающим шумом. Но это поправимо, - подмигнул Рич, - если учиться, и двигаться к цели. У тебя огромный потенциал, парень, честное слово… И я не вру!
- Слушай, придурок, ты прикалываешься, или тебе действительно жить надоело?! – заорал Марк, сильней сжав в ладони футболку Стринджини.
- Иди в зад! – сквозь зубы процедил Ричи, чем снова заработал мощнейший удар.
Гневный ком внутри парня набирал обороты, заставляя бить всё сильнее, безжалостнее, словно перед ним лежал не человек, а груша для выплескивания негативных эмоций. Последний и самый ярый удар отдался сокрушительным звоном в голове Ричи, будто на неё надели колокол и отчаянно замолотили по нему. Волны боли и эха прокатывались в голове до сих пор, на какое-то мгновение блондин словно выпал из реальности, упустив секунду или две, а может и десять собственной жизни, отчего недоуменно заморгал, когда услышал довольный смех позади себя.
- Что, твой чайник не таким крепким оказался, как ты рассчитывал? Думаю, и язык твой не так остр, если попробовать его отрезать, чтобы ты, наконец, заткнулся!
- Марк, о чем ты говоришь? Эта блондинка оправдывает свой цвет волос, начисто отсутствует чувство самосохранения. На что ты надеешься, задираясь тут? – Кевин усмехнулся, наблюдая за всем со стороны. Он не желал марать руки, Марк справлялся и сам, сегодня он решил побыть зрителем, хорошее настроение располагало к тому, что принять дозу, увидеть шоу, снять девочку и получить отличную порцию еще и физического удовлетворения.
- Надеюсь, что мне будет по зубам совершить последний в жизни полезный поступок – показать вам, придурки, что вы лишь на ступень выше обезьян! – охнув от неожиданности и вновь поймав крепкий кулак Марка, Ричи сплюнул кровь, поморщившись. С каждой минутой он все громче и громче слышал звук бьющегося в груди сердца, словно теряя ту грань между реальным миром и своим воображением. Как бы не петушился блондин, как бы не пытался противостоять врагам, на самом деле он вовсе не собирался здесь умирать и все еще был верен свои обещаниям, перед Богом – за помощь и спасение, и перед матерью, мысленно пообещав ей вернуться.
- Сейчас ты точно пересчитаешь все свои зубы, подставляй ладони - ловить будешь, сопляк! – Марк замахнулся, но Кевин поймал его руку, рассмеявшись.
- Остынь, дружище! Ты что, не видишь, что он забавляется над нами? Слушай, а может, ты кроме того, что наркоман, еще и мазохист? Тебе доставляет удовольствие боль? – опешив от такого предположения, Ричи, однако, хищно улыбнулся. Пусть думают, что предугадывают его и лишь делают ему услугу, это собьет их с толку на некоторое время.
- Я еще и секс люблю, жесткий, а порой, однополый. Никто не хочет поразвлечься? Я даже согласен, если вы накажете меня плетками или пристегнете наручниками к батарее и покажете, как сильно я вас подвел?! М!? – облизнув губы и закусив нижнюю, Стриинджини едва ли сдержал смешок при виде округлившихся от удивления глаз парней и скривившихся от отвращения губ Марка. Ричи и сам не знал, что давало ему силы вытворять такое, когда стоило бы собраться и отнестись к его бедственному положению серьезно, но пока он плыл по течению и, слава Богу, оно еще не привело его в конечный тупик.
- Попался же экземпляр! Гомосек чертов! Умываю руки, вдруг это заразно! – Марк сделал несколько шагов назад, подтолкнув к Стринджини Кевина.
- В чем дело, плохой мальчик? Боишься соблазниться? Правильно делаешь! Посмотри на своего дружка! Я явно завожу его! – Ричи улыбнулся Кевину, а щеки того вспыхнули алой краской.
- Что ты несешь, сукин сын!? Глаза открой, ты чем накачался до нас? Глюки пошли?
- Не отрицай очевидного, малыш, я же вижу, как под твоей ширинкой все наливается желанием! Ты из тех, кто стесняется своих чувств и наклонностей? Жаль, могли бы отлично поразвл… Бля! – от резкого рывка за шкирку, Ричи встал на ноги и опустился на стул, отклонившись на нем назад, и едва ли не завалившись. Из разбитого носа хлынула кровь с удвоенной силой, оставляя соленый металлический привкус и на губах, и во рту, она даже каким-то неловким образом вновь попала в горло, заставив захлебнуться и закашляться. – Чего, завелся? Прищемили хвост? Поймали с полиииичным! Марк, а Марк! Посмотри, как он покраснел!
- Да я… да ты… да он!! – Кевин резко развернулся к другу, который, словно по-новому, окинул его оценивающим взглядом, и то ли парню показалось, то ли в глазах громилы и вправду промелькнула усмешка вместе с легким отвращением? – Что ты вылупился! Ты что, слушаешь этого гавнюка?!
 
GallegosДата: Понедельник, 2010-11-15, 7:25 PM | Сообщение # 27
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- А ты чего так завелся? Может, он правду говорит? Как там? Рыбак рыбака…? – Марк рассмеялся, а Кевин еще больше вспыхнул краской.
- Заткнись, идиот! Мозгов у тебя, как у этой блондинки! Да я ее щас так отделаю, что вся голубизна вылезет! – на всех парах снова развернувшись к Ричи, Кевин лишь удивленно поморгал глазками. Сидевшего минуту назад на этом самом месте блондина и след простыл, а незапертая дверь была нараспашку. Гаденыш все продумал! Отвлек их внимание и удрал! Откуда у него столько храбрости!? – Доволен?! Мы его упустили!
- Он не должен уйти живым! – кинувшись прочь из комнаты, Марк выбежал на балкончик второго этажа, откуда на всеобщее обозрение открывались танцпол, бар и столики на первом. Он вглядывался толпу, зорким взглядом выслеживая лишь одну фигурку, которую не так-то просто было выловить в этом дурацком клубном свете и среди сотни похожих фигур. Кевин же бросился вниз, желая свои поиски начать прямо среди людей.
Словно в кино перед глазами мелькали лица, мужские и женские, светомузыка била по глазам, да и злость играла не на руку, хотелось накинуться на первого попавшего под руку парня, и Кевин едва ли не схватил одного, похожего на Ричи беднягу. Однако все решилось в какие-то доли секунды, он заметил его на другом конце зала – постоянно оборачиваясь, Стринджини крался к выходу, сбивая с ног танцующих и стоящих на пути людей. Словно по взмаху волшебной палочки, блондин оказался в ловушке, ловушке из двух людей, ведь Марк тоже заметил его, и припустив вниз, Ричарда накрыли оба преследователя, с бешенной силой сбив с ног, проехав все втроем по полу и удачно оказавшись в туалете, распахнув собой дверь. Раздался девчачий визг и ругань, началась суматоха, и уже через секунды туалет опустел, оставив площадь за тремя парнями.
Попался!
Весь его гениальный, блистательный план провалился, как это бывает по иронии судьбы, прямо в двух шагах от свободы. Плюнув на куртку, Бобби и даже счет, который не оплатил, Стринджини стремительно пробирался к выходу, но веселящаяся толпа будто назло была сегодня особенно нерасторопна. Блондин постоянно натыкался на отдыхающих, официантов, его тормозили девочки, предлагая поразвлечься, а особенно сексапильная даже прижала в укромном углу и урвала поцелуй, Стринджини стоило особенного труда отказать себе в продолжении, но он пересилил себя, сейчас у него, грубо говоря, не стояло ни на что. Вырвавшись, как он думал, из лап смерти, парень только сейчас осознал всю бедственность своего прежнего положения, нервно раскатывая рукав обратно. Страх с удвоенной силой накрыл его с головой, жуткие картины того, что молгло с ним стать, заполнили всю голову, из-за чего он потерялся во времени и пространстве и совсем позабыл, что чувство безопасности было лишь обманчивым видением.
Мысленно проговаривая про себя молитву, Ричи уже злостно стал расталкивать людей, какого черта они попадались ему на пути?! Кто-то вошел в клуб, новая компания из парней и девушек, выход совсем рядом, до него рукой подать, парень даже почувствовал, как его обдало прохладным ветерком, который ворвался в помещение в открытую на мгновение дверь, но тут же растворился в жарком воздухе клуба. Еще два шага и…
Все произошло так быстро, что Рич не успел даже охнуть, его словно снесло волной цунами, он ударился грудью об пол и сверху его придавило что-то тяжелое, отчего легкие сковало в тиски и воздух вышибло из них, вызвав ощущение удушья. Прокатившись по полу, все еще не придя в себя, парень услышал женские крики, что привело его в чувство, но тут же дух вышибло из тела, когда крепкий стальной кулак проехался по его скуле, едва ли не свернув шею. Нежная кожа лопнула и по шее на грязно-кафельный пол туалета потекла алая кровь, наполнив драгоценный воздух металлическим запахом, от которого к горлу подступила тошнота.
- Ты просчитался, светло-синий! От нас еще никто не уходил живым! Щас я из тебя эту голубую дурь выбью! – оттолкнув в сторону Марка, Кевин замашистыми ударами стал бить Ричи по лицу, превращая миленький фейс молодого певца в кровавое месиво. Пытаясь сопротивляться и ударить в ответ, Ричи лишь ослаб и запыхался от жалких попыток, ведь сидевший на нем громила сковывал его действия и, теряя силы, парень не мог наносить сокрушительных ударов.
Уже захлебываясь собственной кровью, Стринджини не смог придумать ничего лучше, чем просто продолжить свою тактику, однако вряд ли она могла подействовать дважды, но, кто ни рискует…
- Бьешь, как моя подруга, Меган! И чего уселся сверху? Не трепится оказаться в интимной близости? Знаешь, вообще-то, позу наездника, люблю я! – Стриндж нахально повел бедрами и Кевин подскочил, как ошпаренный. Сплюнув кровь ему на ботинки, Рич хотел подняться, но получил такой сильнейший удар ногой в челюсть, что снова распластался на полу, прикусив язык и стукнувшись затылком, начав считать звездочки, проплывающие перед глазами.
- Заигрались, голубки! – рыкнул Марк, - Кончаем этого придурка и валим!
- Вас найдут. Я запомнил ваши очаровательные мордашки… - прохрипел парень, даже не пытаясь подняться. Голова шла кругом даже лежа, к горлу подкатывала тошнота, он чувствовал себя мышью, с которой игралась кошка, то дав улизнуть, а теперь прищучив, убивая в забавах.
- С того света не возвращаются! – Кевин мерзко улыбнулся, пнув парня в живот, к нему присоединился и Марк, нанося удары со спины. Они били и били, потешая свой слух громкими стонами Ричи, который уже не стесняясь орал во всё горло. Из его глаз текли слёзы, уши резал собственный отчаянный крик, но парень уже был не в силах сопротивляться, решив принять это бедственное положение, смириться с опасностью, и уйти… Уйти так же красиво, как это делали герои американских боевиков.
Последнее, что увидел Ричи сквозь белую пелену тумана в глазах, и кашляя от попавшей в горло крови, была огромная куча каких-то людей, крики девушек, крики мужчин,… и парень провалился в небытие, уже не в состоянии реагировать на удары, на шум, и даже не в состоянии двигаться.
- Не сместа! Это полиция! Вы обязаны хранить молчание и подчиняться властям закона! Все ваши слова или действия могут обернуться против вас! Вы арестованы! – выставив перед собой оружия, двигаясь медленно, дабы не навести панику на присутствующих, в туалет на «поле битвы», вломились копы, даже не зная, что делать сначала… задержать преступников, или… ринуться спасать умирающего парня, который в луже крови лежал на полу, мысленно призывая на помощь. – Звоните в скорую! Быстро! – скомандовал главный, развернувшись к толпе. – Никому не переступать порог! Помещение будет оцеплено! – снова крикнул начальник, придвигаясь к преступникам, всё ещё не спуская, наведенный на них пистолет. – Руки за голову, если не хотите проблем! Советую сдаться сразу! Вам бежать некуда! – Кевин и Марк послушно выполнили указания, поставив на затылки ладони, и развернувшись к стене. Действительно! Всё случилось настолько быстро, настолько спонтанно, что парни не успели ничего предпринять, оказавшись в ловушке, в маленькой туалетной комнатке, откуда больше не было выхода. – Обыщи их, Джейсон! – кивнул сотруднику главный, - а я пока с парнишкой разбирусь…. Ооох, бедный парень, - тяжело вздохнул мужчина, опустившись на колено, и осмотрев лицо Ричи. А затем, прижав два пальца к горлу, постарался нащупать пульс. – Дышит. Дышит, ребята!!! Где скорая?!?!
- В пути!
 
GallegosДата: Понедельник, 2010-11-15, 7:26 PM | Сообщение # 28
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- Эй, дайте пройти, ублюдки!!! Пропустите меня в этой долбанный туалет!!! – раздался громкий крик незнакомца, что расталкивая толпу, пытался пробраться внутрь. – Отвалите! Идите в задницу, уроды!!! – обернувшись на крик, полицейский увидел полного парня, который не замечая никого на своём пути, двигался вперед и кричал. – Что с ним?!?! Отвалите!!!
- Что случилось, мистер? Сюда нельзя, - спокойно ответил коп, но Бобби не слушал. Ему было плевать на любые слова, ведь состояние Ричи стало куда важнее любых проблем и приказов.
- Это мой брат! Пропустите! – растолкав и полицию, шатену всё же удалось оказаться внутри. Он даже не почувствовал боль от удара, когда упав на колено, в лужицу крови, заплакал, как самый настоящий малыш, тут же схватив брата за руку. – Господи, Крис… Что я наделал… - расплакался Бобби, поднеся его ладошку к губам. Было так всё равно, что подумают люди, как поступит полиция, и вся эта огалтелая невменяемая толпа, засмеют или покажут пальцам, не зная, как реагировать на столько теплые и откровенные братские отношения. На всё было плевать, кроме одного… пусть неродного, но близкого человека, который истекая кровью, лежал на полу. Не двигаясь, и… кажется, не дыша. – Господи, я не должен был оставлять тебя одного…. Я не должен был уходить…. Прости, Кристофер.… Это только моя вина…. Только моя…. Боже, но почему тыыы… Братик…. Родной…. Любимый…. Прости меня…. – Бобби снова поцеловал его ладонь, так искренне, так нежно, на что полицейский не выдержав, сжал его плечо, поддерживая, и безмолвно стараясь успокоить. – Почему вы не приехали раньше? – крикнул Стринджини. – Всё могло бы обойтись! Посмотрите на него?! – поднялся он спола, смерив грубым, но разочарованным взглядом, мужчину. – Мой брат может умереть, а вы стоите здесь, как столбы и ничего не делаете?! Где скорая?! Почему никто не едет?! Зачем здесь все эти люди?! Валите отсюда, сволочи!!! Это вам не театр с актёрами!!! Проваливайте! – кричал Бобби со слезами на глазах, но его почему-то никто не слушал. Сейчас, он готов был собственноручно убить всю эту толпу, выхватить у копа пистолет, и расстрелять всех, лишь бы Ричи поправился, лишь бы начал дышать, очнулся, лишь бы сказал, что всё хорошо, но увы… глухая и испепеляющая тишина убивала….. скорбно заставляя думать, что это конец…..
- Тихо, парень, тихо…. С ним всё будет хорошо…. Скорая на подходе….
- Какого хрена она на подходе, м? Ещё минута, и он умрёт! А всё по тому, что вы, уроды, ничего не предпринимаете! Эти скоты чуть не убили моего брата! Их нужно на мелкие кусочки порубить, и сбросить с моста! Вы хоть понимаете, что могло произойти в этой драке?!?!? Двое на одного!!! Эта кучка мутантов и Кристофер!!! Два медведя против маленького кролика!!! И вы ещё хотите, чтобы я оставался спокойным?!?!? Черта-с два!! Я буду кричать и истерить ровно столько, насколько мне хватит сил! И, если эта сраная толпа не разойдется, я всех их переубиваю! Слово даю!!!
- Шеф, скорая приехала! – подлетел несовершеннолетний парнишка, явно напуганный происходящим. Он не участвовал в драке, не участвовал во взятии преступников с поличным, но в его маленьких метающихся, из стороны в сторону, зрачках было столько страха, столько опасения и сочувствия Бобби, что подросток за секунду побелел, а на лбу выступили чуть заметные капельки пота. Впервые так близко и так внезапно, он увидел избитого умирающего человека, помочь которому могло только чудо, скорое спасение или молитвы. Парнишка зажмурился, почувствовав, как горлу подступил огромный и тошнотворный ком. – Простите! – проронил он, и заткнув рот ладонью, выбежал из помещения.
- Ребята, скорая приехала!!! – повторил офицер во все услышанье. – Давайте, парни, быстрее, быстрее! Мы не можем медлить! – колготился мужчина вокруг преступников, когда их наконец, вывели, пресекая любые попытки побега и при возможности, до боли скручивая им руки за спиной. Кевин и Марк вырывались, кричали, они проклинали весь мир, блондина, и этот грёбаный вечер, который по ошибке закончился разоблачением и тюрьмой. Кто знал, сколько лет им грозило за перекупку и хранение наркотиков, кто знал, сколько лет им дадут за грубое хлоднокровное избиение молодого несчастного парня, что медленно умирал, украшая собой этот грязно-кафельный пол туалета. Губы, нос, брови – всё было разбито, на шее отчетливо виднелись кровоподтеки от резких перехватов преступников, а под задравшимся на животе свитером, ясно проглядовались огромные и потемневшие синяки.
Толпа становилась всё больше и больше, кто-то снимал на камеру, а кто-то не закрывая рта, наблюдал за произошедшим. Для кого-то это было дико, для кого-то смешно, а кто-то просто старался не привлекать внимания, выглядывая из-за плечей или из-за голов собравшихся. Но Бобби не собирался всё это терпеть, видя, как несдержанные зеваки собственноручно создают из критической ситуации – цирк, превращая себя в заядлых очевидцев, а остальных – в бездарных актёров. Размахивая руками, и расталкивая всех впереди себя, шатен попытался закрыть широкую дверь и приглушить крики, так сильно бередившие слух, но его опередили несколько людей в белоснежных халатах, что со скоростью света показались внутри.
- Воооот они! Белые предшественники смерти! Какого черта так долго?! – крикнул Бобби.
- Мы выехали сразу же, как нам позвонили, но пробки на дорогах….
- А сирену включить слабо?!?! Да и какие пробки? Ночь на дворе! – не унимался парень, ещё больше привлекая внимание окружающих. – Зачем вы вообще тогда нужны, если от вас никакой пользы?! Я за своего брата порву! Душу вытрясу! Если вы ему не поможете…
- Заткнитесь, пожалуйста! – крикнул врач, пытаясь прощупать на шее блондина пульс. – Вы сами не даете помочь вашему брату! Я не чувствую пульса… что произошло? – обратился он к полицейскому.
- Его избили…
- Сильно…
- Нет, твою мать, не сильно! Ему совсем ничего не сделали! Тогда, быть может, вы протрёте свои чёртовы окуляры и присмотритесь внимательно? На нём же живого места нет!!! – надрывался Бобби. – О чём вы вообще говорите?!?!
- Успокойся, парень! Помолчи, хоть минуту! Ты только мешаешь! Заткнись! Сильный этот малыш… - обратился врач к полицейскому, чувствуя, как сквозь тонкую разбитую кожу на шее, проходят тихие, но размеренные удары пульса. – Многие не выживают после стольких ударов…. Это чудо, на самом деле…. Эй, Стефан, давайте сюда носилки!
 
GallegosДата: Воскресенье, 2010-11-21, 6:27 PM | Сообщение # 29
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
Резким порывом ветра, приоткрытое на ночь окно в гостиной, громко хлопнуло. Стекло чудом осталось в раме, а от внезапного шума Кейси резко дернулась на полу, сев и осматриваясь по сторонам. Сердце так бешено стучало в груди от испуга, что даже не очень громкое «гав» Джоя заставило девушку вновь подпрыгнуть, не сдержав крепкого словечка, на которое пес будто бы обиделся, жалобно заскулив.
- Ты меня напугал, малыш… - Кейси поднялась с пола, чмокнув любимца в мокрый нос, почесав за ушком, а после, быстро засеменив босиком по холодному паркету, подбежала к окошку, чтобы закрыть. На улице значительно похолодало, а легкая ночная сорочка не служила даже напоминанием одежды, ведь холодный воздух проник под шелк, остудив и его, и вызвав мурашки, по еще теплому ото сна, девичьему телу. Засмотревшись на бледно-желтый огрызок луны, который сегодня не выглядел привлекательно, быть может из-за погоды, а может, просто потому, что в душе не было отклика на красоту, Кейси задумчиво покусывала губки, вдруг позабыв обо сне. Как говорится, переспав с мыслями о произошедшем за сегодня, вернее, уже вчера, девушка несколько иначе смотрела на ситуацию и даже жалела, что была так груба с блондином, но вместе с этим в ней и окрепло чувство того, что поступила она правильно. Все, что ни делается, все только к лучшему. А впереди еще много работы.
Тихо подкравшись к хозяйке, Джой поначалу сидел рядышком, мерно сопя и не двигаясь, словно тоже о чем-то думал, но потом, потянув за тонкую материю сорочки, стал привлекать внимание, которого и получил. Присев перед псом на колени, Кейси обняла его, вдохнув приятный запах шампуня, исходивший от мягкой шерсти. Лизнув девушку в щеку, Джой весело завилял хвостом и поднял с пола лежавший перед ним поводок, преданно глядя хозяйке в глаза.
- Малыш, сейчас 3 часа ночи, может, ты потерпишь до утра? – Кейси надула губки, вздохнув. Гавкнув, словно осуждающе, Джой сорвался с места и выбежал в коридор, а вернулся с сапожками Коллинз, настаивая на том, чтобы она все же отправилась с ним погулять. Не став сопротивляться, девушка неохотно начала собираться, одеваясь потеплее, но уже не так, как старалась одеться, когда шла в гости к семейству Стринджини. Здесь были драные джинсы и теплый белый свитер под горло, немного напоминавший мужской, но так идеально шедший и к огненным волосам, и к лицу в целом. Вместо сапог высокие кеды, сверху куртка в настроении и стиле всего предыдущего – ну, чем не подросток?
Оставив поводок дома, ведь Джой был послушным мальчиком, а особенно ночью не нужно было дополнительных мер безопасности, Кейси прихватила ключи и отправилась на позднюю, или раннюю? прогулку. Свежий воздух взбудоражил сознание, улыбка сама собой расцвела на лице, так что, заметь кто-нибудь эту странную парочку на улице в столь поздний час, счел бы их сумасшедшими – они резвились и смеялись, им было впервые за долгое время хорошо, просто хорошо.
Возвращаясь домой, натянув на глаза копюшон и опустив голову, Кейси брела по улице, улыбаясь и обдумывая сегодняшний день, как вдруг наткнулась на кого-то. Одинокий мужчина, ссутулившись, и не обращая ни на что внимания, так торопился домой или куда-то ещё, что едва не сшиб с ног хрупкую девушку, которая, однако, за словом в карман не лезла.
- Смотри куда прешь! Будто тебе места мало! «Кейси, ну, и дура же ты. Сейчас приложит по голове, будешь знать, как среди ночи задираться. И кричать-то некому…» – решив не дожидаться ответа, девушка уже было сделала шаг к дому, подозвав ближе Джоя, когда вновь обернулась. – Бобби? На тебе лица нет… что случилось?
- К… Кейси, прости… Я… а… я не знаю, что происходит…. Это какой-то рок, ей Богу… - парень протёр глаза, и сняв очки, остолбенело взглянул на соседку. – Мы хорошие люди…. Мы соблюдаем законы, чтим традиции, помогаем нуждающимся…. Но,.... почему Господь так суров с нами, Кейси? Что мы сделали не так?! – умоляюще, и всё ещё не веря в случившееся, говорил шатен, теребя в руке ключи, и, кажется, от машины.
- Бобби, успокойся, вздохни, давай с толком? Где Ричи? Что с ним? Вы же уезжали вдвоем! И где вообще твоя машина? – Кейси сжала плечо парня, с беспокойством глядя в его глаза, пытаясь понять, что стряслось и главное, что нужно делать. – Ну же, Бобби, не молчи. Выкладывай! Быть может, я смогу помочь?
- Погоди! – тяжело выдохнул парень, чуть нагнувшись вперед, чтобы перевести дух. Его голова кружилась, не позволяя сосредоточиться и собрать воедино все мысли. Они разбегались по разные стороны, уступая место невнятным словам, но никак не вразумительным фразам, а ещё этот страх перед материю – что делать? Что говорить? Как подготовить её? Объяснить? Ведь это убьёт, морально, физически, нанесёт глубокие раны её сердцу, подорвется здоровье, а главное, она просто не вынесет, да и не сможет пережить, если услышит подробнейший и детальный рассказ о случившейся драке. – Я… а… Кейси, я не смог взять машину… Я бы просто не смог… Я бы врезался… А ещё одна смерть…. Господи, нет, что я несу…. Крис в больнице! Его избили! Состояние критическое, возможность спасения один к миллиону… врачи говорят….. Если на самом деле всё так серьезно, что я скажу родителям? Что будет с мамой, если она увидит его?! Он же весь в синяках, лицо разбито, кровь, царапины… - Бобби жестикулировал руками, пытаясь наглядно передать ситуацию и состояние брата. – В больницу меня не пустили…. Я…. Чёрт, я чуть не разнёс этот их катафалк скорой помощи! – крикнул парень. – Кажется, у Криса сотрясение мозга, сломана ключица и правое ребро снизу, но… без рентгена они не могут сказать точно, ведь так? – с надеждой проговорил Бобби. – Господи, а вдруг, это окажется правдой…..?
- Боже, как его угораздило?! Хотя, можешь не отвечать, мне кажется, ему это было вполне по силам! – Кейси закусила губу, сжав ладошку Бобби, подавшись вперед, по возможности крепко, в знак поддержки, обняв этого большого, но такого беззащитного сейчас человека, который прижался к ней в ответ, зашмыгав носом. – Так, Бо-бо, давай, бери себя в руки. Слышишь? Все будет хорошо! Врачи всегда перестраховываются вначале, но потом, когда они получат на руки точные результаты, они пересматривают свои решения. Я уверена, что Стринджини не из сопляков, он выкарабкается, к тому же, если все так, как ты сказал, то его жизни не угрожает опасность, отделается переломами! Бобби, ты ведь умница, давай рассудим здраво! Не стоит сейчас шокировать миссис Стринджини и вообще рассказывать ей детали произошедшего. Отправляйся домой, скажи маме, что Ричи просто нарвался на хулиганов, которых было двое, убеди ее, что сейчас к нему не пустят, затем ляг поспать, отдохни, тебе это очень надо! А утром снова навестишь брата. Я поеду к нему, подежурю там, может, даже пройду к нему, а если что, немедленно тебе позвоню. Ты меня слышишь? – Кейси легонько встряхнула Бобби за плечи. Взгляд парня стал более осмысленным и уже не таким безнадежным. – Все будет хорошо, Бо-бо! Обещаю! Ты сделал все, что мог! Ты поступил правильно, что оставил машину. Уже к утру все будет известно…. Мы договорились? – Кейси взглянула на часики на руке, затем на Джоя, что сидел рядом, вслушиваясь в этот напряженный и отчаянный разговор. Странным образом всё внутри девушки сделало кульбит, и волнение из живота распространилось по телу – с Ричи всё обязано быть хорошо! И даже можно не говорить, что она его предупреждала…
- Мама сейчас, наверняка, спит, и…
- Тем лучше, - прервала его Коллинз. – Тогда просто постарайся сейчас не думать об этом, хорошо? – на что Бобби кивнул. – Я знаю, будет трудно, всё-таки Ричи тебе не чужой, но… ты постарайся, пожалуйста…. Выпей успокоительное, прими расслабляющую ванну, отвлекись на компьютер или кино, а я поеду в больницу…. Поговорю с врачами, узнаю у них всё в подробностях. Они ведь, наверняка, преувеличивают, правда? – Кейси натянуто улыбнулась, сама не понимая, почему так волнуется. Ричи был ей никем – ни другом, ни парнем, они почти не общались, а все напрасные старания поддержать разговор, приводили их к ссоре. Стойкость и выдержка, профессиональная непоколепимость, деланный вид хлоднокровия, да только на деле всё было иначе. Её сердце уже неистово колотилось, руки вероломно дрожали, а по телу носилась стремительная волна мурашек, то бросая девушку в дрожь, то заставляя напрячься. Чужой человек, за секунду ставший каким-то родным и близким, пробудил в Кейси жалость, волнение, и неловкое чувство сожаления за тот проклятый монолог. – Куда его отвезли?!
- Не думаю, что тебе…
- Нет, Бобби, пожалуйста, я хочу поехать…. Скажи мне название больницы! Пожалуйста…
- Он в ДюПейдж Хилс. На Блэнчард Сёркл, но… это на окраине, Кейси. Ты вряд ли найдешь, и…
- Я найду, Бобби, честно, найду, - в очередной раз прервала его девушка, коснувшись плеча. - Не волнуйся…. Если что, я тебе тут же наберу! Давай, иди домой! – рыженькая подтолкнула парня к дорожке, что вела к его дому, а сама, подождав Джоя, направилась к своему, окрикнув вдруг шатена у самого входа. – Эй, Бо!
- Да?
- Помолись перед сном. – попросила Коллинз, ведь это, как ей показалось, было самым правильным советом, который можно было дать члену глубоко верующей семьи …
Заведя Джоя домой, девушка наскоро вымыла его грязные лапы, покормила, а после, прихватив из дома журнал со статьей Марго и кое-какие мелочи, вызвала такси, отправившись в больницу. Дорога в другой конец города не занимала много времени, ведь ночные улицы пустовали, но все же у Кейси было время кое о чем поразмыслить. Сорвавшись с места, направляясь с неспокойным сердцем к человеку, с которым стряслась беда, рыженькая думала над тем, зачем она делала все это и не развернуть ли такси обратно? Кто она такая Ричи или его семье? Почему именно она, нарушая тишину спящего города, мчалась к нему, а не, скажем, Меган или его родители? Какими чувствами была движима девушка? Дружбой, которая продлилась всего один неуклюжий вечер? А может, все то же чувство вины, ведь не выскажи она ему всего, что думала, быть может, он не поехал в клуб? А может, это была симпатия, которой было плевать на унижения, ссоры, обиды? Нет, об этом Кейси даже думать отказывалась! Это просто чувство долга, она хотела ответить на заботу о себе, тогда, когда упала с лошади, хотела помочь семье Ричи, ведь сердце Кэтрин не выдержит потери сына, даже такого непутевого…
Найти больницу действительно оказалось не так сложно, особенно учитывая то, что водитель такси подробно расписал ей, как и куда пройти, а в это столь раннее время внутри было почти пусто – вокруг сновали лишь уставшие врачи и медсестры ночной смены, а так же редкие родственники или знакомые, ожидавшие своих близких, попавших сюда по какой-либо причине. Узнать, в какой палате лежал Ричи, не составило особого труда, а вот в само отделение ее не пустили. Молоденькая сестричка исполняла указания и не желала позволять Кейси пройти, особенно вне часов приема. Попробовав и уговоры, и деньги, рыженькая уныло вздохнула, получив категоричное «Нельзя», а потому уже решила было сдаться….
- Слушай, ну, неужели у тебя нет человека, о котором ты вдруг узнаешь, что с ним случилась беда! Я всего лишь хочу быть рядом с ним… Взять за руку… Если я не увижу его, то к вам прибавится еще один пациент! Черт возьми, да где твоя женская солидарность?!
- Девушка, чем вам не угодила наша сестра? – раздался позади Кейси мужской голос, отчего рыженькая подпрыгнула, резко обернувшись на импозантного мужчину, который наверняка был врачом.
 
GallegosДата: Воскресенье, 2010-11-21, 6:27 PM | Сообщение # 30
Richie Stringini
Группа: Пользователь
Сообщений: 4936
Награды: 63
Статус: Offline
- Я… я всего лишь… там мой…
- Вы не к Стринджини, случаем? Сегодня из-за него один переполох… Вы, наверное, его невеста… Что ж, Дженни, пропусти ее, хуже будет только нам, если тут разразится очередной скандал. Только ведите себя тихо и подобающе… Парень ваш все равно в сознании, везунчик.
- Спасибо! – только и кинула Кейси врачу, улыбнувшись, пройдя к указанной палате. Нерешительно помявшись у двери, девушка покусывала губы, в последний момент вновь засомневавшись, правильно ли она делает, что приехала сюда? Но стоило изнутри раздаться мучительному стону, как Кейси тут же резко распахнула дверь. Замерев от неожиданности, Ричи во все глаза уставился на нее, плюнув на одеяло, что сползло с постели, а Кейси замерла от удивления и волны негодования, что накатило на нее. Не похож он был на человека, который умирал!
- К..кейси!?
- Трындец, Стринджини! – девушка резко закрыла дверь, подойдя к постели блондина, и поправила его одеяло. – Бобби почти похоронил тебя! И себя вместе с тобой! Он сказал, что ты при смерти! А ты уже скачешь? Как это на тебя похоже! Очередные неприятности нашли твою задницу! Что, дома с Мегги не сиделось?! Просто так не бьют, кому и как ты перебежал дорожку, что тебя так отмутузили? Даю 50 баксов, что без твоего острого языка не обошлось!
- Слушай, потише, бошка раскалывается… - поморщился блондинчик, торопливо опустившись обратно в кровать. – Душно стало… я решил приоткрыть окно…. – всё так же тихо и безразлично ответил Ричи, делая это скорее из-за воспитания, чем из-за огромнейшего желания поговорить. – Не хочу никого видеть сейчас…. Не хочу, чтобы ты на меня смотрела, и видела это…. Уйди…. – сказал парень, попытавшись перевернуться на бок, как тут же взвыл от непередаваемой боли, зажмурив глаза и сжав руку в кулак.
- Ты совсем кретин или придуриваться продолжаешь? Хватит уже выпендриваться, куколка! Я уже тебя видела и, как видишь, психика моя цела от этого кошмара! – Кейси легко повернула парня обратно к себе, заставив, впрочем, без усилий, лечь его ровно. – Перестань шевелиться, пока не заработал себе проблем. Если стало душно, то у тебя на вызове всегда есть сестра! – Коллинз приоткрыла окно, вновь подойдя к постели и присев рядом на стул, - тебя в детстве не роняли, м? Чем ты думал, задираясь на двоих? Ты бы видел своего брата, он со слезами шел домой, а что будет с Кэтрин…. Слушай, может, тебе попросить обезболивающего?
- Не нужно, - спокойно ответил парень, отвернув голову в сторону. – Я не хочу с тобой разговаривать и не хочу тебя видеть, уйди… - хрипло произнес он, шмыгнув носом. – Мама ко мне не придёт, мы сегодня поссорились…. Я попросил не лезть в мою жизнь, а она сказала, что не будет…. Возможно, поэтому, досталось и Бобби…. Знаешь, если честно, я рад, что меня избили…. Получил по заслугам…. Бог ведь посылает нам только те испытания, которые мы можем вынести.... – Ричи, наконец, обернулся, смерив рыженькую затравленным взглядом. – Я вынес, и остался жив. Это ли не подарок… - он несмело улыбнулся, продолжив. – Я не хочу с тобой ссориться, Кейси, мне, действительно, приятно, что ты волнуешься, но… прошу, уходи… оставь меня…. Я один хочу побыть, подумать…. Мне нужно принять кое-какие решения. Уйди.
- Всем воздается по заслугам, в этом ты прав. Ты был жесток с мамой, но не мне читать тебе лекции о нравственности. Но все же не будь к себе слишком жесток, то, что случилось, не есть правильно. Поправляйся, Рич… - уже мягко произнесла девушка, заглянув парню в глаза и сдержавшись от того, чтобы коснуться его волос или поцеловать на прощание. Дав себе мысленного пинка, она лишь вздохнула, направившись на выход. – Мама обязательно навестит тебя, когда узнает, что ты…
- Да плевать мне, что время не то! Там мой сын! – чудом успев отскочить, Коллинз осталась с целым носом и лбом, ибо резко распахнувшаяся дверь прошла в паре миллиметров от нее, тут же на рыженькую наткнулась заплаканная миссис Стринджини, а за ее спиной маячил виноватый и замученный Бобби. – Кристофер… - осипшим голосом выдавила женщина, даже не обратив внимания на Кейси. Секунды хватило матери, чтобы увидеть состояние собственного чада, а после из ее груди вырвался громкий плач, и она медленно стала оседать, прижав к губам уже мокрый платок.
- Кэтрин… все хорошо! Все не так страшно, как кажется. – Кейси поймала женщину, тут же усадив ее на стул, взглянув на Бобби, как бы вопрошая: «Мы же договорились, до утра!».
- Пришлось сказать, материнское сердце, видимо, почувствовало неладное. Она не спала, когда я вернулся… - оправдался тот, тут же подойдя к брату. – Как ты, мелкий?
- Привет, Бо… - хрипло хихикнул Стринджини, не изменяя своей глупой привычке, при встрече удариться кулачками, - всё в порядке, как видишь….
- Да уж, вижу, на тебе места живого нет… - попытался подбодрить Бобби, несильно пихнув блондина в плечо, отчего тот вздрогнул, заохав, но всё же улыбаясь и радуясь присутствию родных. – Выглядишь, как после мясорубки, братец…
- Слишком помяли, да?... Боюсь, завтрашнее свидание с новой поклонницей придётся перенести…
- Думаешь, испугается?! – подначил шатен, отвлекая брата от происходящего, а главное, той немыслимой боли, что по-прежнему не давала покоя.
- Так, а ну, хватит! – прикрикнула Кэтрин, поднявшись со стула, и утирая слёзы, отошла в угол палаты. – Крис, я хочу… - обернулась она, схватившись за серцде. – Я хочу, чтобы ты мне всё рассказал. От и до… Начиная с того момента, как вы поехали в клуб, и заканчивая тем, как ты оказался в больнице… Я хочу знать всё, сынок.
- Но… я… - начал Рич, запинаясь. Он не знал, что ответить, не знал, что соврать. Голова отказывалась думать, предательски кружась и раскидывая в стороны разумные мысли, что этой ночью восстали против блондина, лишив возможности изящной лжи и лицемерия к матери.
- Расскажи мне, Кристофер, – женщина присела на диванчик, что стоял у стены, и снова посмотрела на сына. - Всё то, что я хочу от тебя услышать. И желательно правду.
- Ну… ты же знаешь… я был в скверном настроении после наших ссор и… ну, напросился с Бобби отвлечься… И Кейси еще… А потом те парни… - мысли никак не удавалось поймать, а потому красивая ложь не шла на ум, Ричи опустил голову, пряча мечущийся по комнате взгляд, понимая, что он даже не знает, как сгладить эту историю и не шокировать мать до конца, вызвав у нее, не дай Бог, сердечный приступ при новости о том, что он употребляет наркотики и вообще, что он сам решил прыгнуть в объятия смерти. – И еще эта доза… и новый порошок….
- Что-о!? – голос Кэтрин снова осип, а рука метнулась к груди, лицо побледнело, женщина вся напряглась, кинув взгляд на Бобби, ожидая рассудительных подробностей. – Бобби! Что ты молчишь!? Крис, скажи толком!
- Кэтрин, это просто недоразумение! – вырвалось у Кейси прежде, чем она успела хорошенько подумать над тем, что делает. – Это все из-за меня… - глаза Стринджини стали по 10 центов, а рыженькая невольно поежилась под испытывающим взглядом его мамы. – В общем, вечером мы с Ричи помирились и с Бобби поехали в клуб. Там мы пропустили по стаканчику, а потом отправились на танцпол, но через какое-то время Бобби от нас отделился, а Ричи отошел к бару. Я осталась одна, решила сходить в дамскую комнату и стала невольным свидетелем того, как дилеры пробовали новый порошок. Они стали ко мне приставать, их двое было, предлагали попробовать. Я все никак не могла отвязаться от них, нарвалась на грубость, они стали руки распускать. Тут Ричи появился, кинулся мне помогать, на эмоциях, но вы ведь понимаете, что они были сильнее, да еще и под кайфом, даже мне досталось. – девушка коснулась раны, которая была следствием езды на лошади, поморщившись. – Все вышло за рамки, а когда подоспела помощь и Бобби, то… - Кейси кивнула на побитого Стринджини, закусив губу. Кажется, вышло вполне складно….
- О чем ты только думала! – крикнула Кэтрин, и подскочив с дивана, грубо взмахнула рукой. От испуга и неожиданности девушка вздрогнула, а по телу пробежали мурашки. – Как ты вообще могла допустить, чтобы моего сына избили?!
- Мам, перестань… - вставил словечко Ричи, понимая, что сейчас из-за его глупости, достанется Кейси.
- Это ты перестань, Кристофер! Какого чёрта вам обоим пришло в голову разбираться и делить территорию с преступниками? Они же невменяемые личности, а если бы,… а если бы вас там убили?! Вы совсем что ли спятили, детки?! – кричала женщина, переводя гневный взгляд с сына на рыженькую. – Господи! Ладно этот, глупенький мальчик, ну а ты-то куда смотрела? Не могла вмешаться? Разогнать всех?
- Мам, со мной всё в порядке! Успокойся, пожалуйста! – попытался крикнуть и Ричи, но горло сковала свербящая боль, сделав голос парня сухим и безжизненным.
- Я вижу, в каком ты порядке, Крис! В таком порядке, что на тебе живого места нет! Ты только посмотри на своё лицо, сынок! Нос разбит, лоб и щеки опухли, губы в кроподтеках! С каких это пор называется порядком, а? Мне абсолютно не всё равно, что с тобой происходит, Кристофер! Когда-нибудь эти ваши компанейские походы в клубы закончатся летально! С чего всё началось? – крикнула Кэтрин, когда в палате воцарилась мертвенная тишина. Никто не знал, что сказать, и как реагировать на действия матери. Любое неосторожное слово, и вот он, провал, который спровоцирует женщину на новую волну негативных эмоций. Ребята не обдумывали деталей, у каждого была своя версия случившегося. Бобби молчал, напряженно глядя на брата, пытаясь взглядом понять его мысли и последующие действия. Кейси кусала губы, считая себя виновницей заварившейся драки, ведь она, сама того не желая, стала в глазах Кэтрин соучастницей, а главное – причиной избиения её сына. А вот Ричи, абсолютно спокойно, словно собиравшийся рассказать правду, лежал на кровати, изредка теребя в ладони край одеяла, и безмятежно поглядывая на волновавшихся за спиной женщины, ребят. – Мне долго ждать?! – переспросила разгневанная миссис Стринджини, что явно ещё больше злило её.
- Я же говорила, что решила сходить в уборную… - осторожно начала Кейси, боясь вымолвить лишнего, и снова получить свою порцию недовольства.
- Нет, нет, нет, - прервала Кэтрин, - с начала, в смысле, с саааамого начала. Как вы помирились, как решили пойти в клуб, а потом, как плавно перешли к драке…. Мне не в первой проводить бессонные ночи в больницах, поэтому, торопиться некуда…. И, пусть Крис расскажет. У него это складнее выходит! – ответила женщина, скрестив на груди руки, но уже не плача, а грозно рассматривая сына, ожидая от него подробнейшего и откровенного рассказа о случившемся.
- Мне больно вспоминать это… - помотал головкой блондинчик, решив, что мать растрогается и успокоится, перенеся допрос на более позднее время, предоставив парню возможность придумать гениальную версию произошедшего.
- А мне больно видеть тебя таким…. Поэтому, будет лучше, если ты выговоришься…. – Кэтрин присела на стул рядом с сыном, в знак поддержки небольно сжав его плечико. – Попросить ребят нас оставить? – парень кивнул, понимая, что сейчас ему нехило достанется. Но, во всяком случае, будет не так досадно, как пару часов назад, в туалете, на том грязном и холодном кафеле. – Вы, не… - обернулась женщина, когда Бобби и Кейси, уже подталкивая друг друга к выходу, собирались уйти.
- Если понадобится наша помощь, зови! – напоследок подмигнул шатен, и закрыв за собой дверь, чуть не налетел на рыженькую.
- Думаешь, всё обойдется? – расстроенно спросила девушка, опустив глазки в пол, и нервно дёргая правой ножкой.
- Конечно, обойдется. Это же Рич! Он и не из таких передряг выпутывался! – подбодрил Бобби, указательным пальчиком коснувшись её подбородка и чуть-чуть приподняв. – Ну жеее, улыбнись! Ничего страшного…. Раз он чувствует себя хорошо, то и волноваться не о чем. Он быстро пойдет на поправку. Спасибо тебе, Кейс, не знаю, чтобы мы без тебя делали, - шатен резко прижал к себе девушку, буквально задушив в объятиях, тем самым выражая не только благодарность, но и искреннюю симпатию, которая возникла в первый же день их знакомства.
- Ничего, Бобби, не за что… - захихикала девушка, почувствовал, как от сердца отлегли переживания, а все признаки нервозности и вовсе сошли на нет. – Надеюсь, ему не сильно достанется от Кэтрин…. Бедный….

- Ну, что, Крис, расскажешь мне? – добродушно произнесла женщина, поцеловав сбитые костяшки сына. – Давай, чтобы между нами не было никаких недопониманий, ты расскажешь мне всё…. Как это произошло, и что случилось…. Ведь я не хочу на тебя ругаться, малыш…. Да и ты не в том состоянии, чтобы мы отношения выясняли…. Просто, расскажи мне, ладно? А я попытаюсь понять и встать на твоё место. Кейси же соврала на счет счет этого туалета, правда?
- Нееет… - покачал головой Стриндж, стараясь, как можно меньше двигаться, ведь каждое его неловкое или резкое действие, доставляло боль. – Только всё было не совсем так…. – вздохнул парень, шмыгнув носом. – Прости,… я не хочу вдаваться в подробности нашего сегодняшнего с ней перемирия. Оно вышло не самым удачным образом…. Мам, прошу, пожалуйста, не злись на неё…. Кейси действительно помогла мне, очень помогла, но…. рассказать о сегодняшнем вечере я не могу….
- Почему, милый?

 
Филиал ОФК US5 в Санкт-Петербурге » Fan-Art » Our creativity » We made u (Karo feat. Gallegos)
Страница 2 из 5«12345»
Поиск:

Copyright by www.us5.ucoz.ru © 2017 design by Vlain&Stani
Хостинг от uCoz
Top Stars